Доступные ссылки

Рахман Бадалов

Календарь

Архивно-иллюстративное фото. Съезд союза писателей Азербайджана, 2014

Архивно-иллюстративное фото. Съезд союза писателей Азербайджана, 2014

Рахман Бадалов: «Русский язык в Азербайджане наше национальное достояние, не согласен с призывом «закрыть» школы»

Окончание. Начало здесь.

Прежде всего, принципиально не согласен с призывом «закрыть» русскоязычные школы: запреты, когда не решается сама проблема, ни к чему хорошему не приводят. В целом, борьба «против» не означает борьбу «за». Закрытие русского сектора и, шире, директивное ограничение сферы распространения русского языка, не поможет азербайджанскому языку, который пока не конкурентоспособен.

РУССКИЙ - НАШЕ ДОСТОЯНИЕ

Другой вопрос, реальное расширение сферы азербайджанского языка благодаря многолетней, а может быть и многодесятилетней, программе, будет постепенно и органично вытеснять русский язык. Но к проблеме русского языка это отношения не имеет.

Добавлю, на мой взгляд, русский язык в Азербайджане наше национальное достояние, и следует стремиться к тому, чтобы не только сузить сферу его распространения (это неизбежно, если мы хотим преодолеть колониальное прошлое), но и сохранить, и углубить. Одним словом, хотел бы выделить три глагола: сузить, сохранить, углубить, которые должны определять нашу стратегию в отношении русского языка в Азербайджане.

Если говорить о возможных директивах, я предложил бы следующие директивные решения:

а) обязательный экзамен по азербайджанскому языку, для всех получающих гражданство и для всех государственных служащих. Каковы должны быть требованию к знанию языка, кто должен принимать экзамены, вопросы эти требуют особого обсуждения;

в) бесплатное обучение в русском секторе в начальной школе;

с) платное обучение в русском секторе после начальной школы.

«ПЯТАЯ КОЛОННА»

В-четвертых, можно ли русскоязычных азербайджанцев отнести к «пятой колонне»?

Буквально в эти дни, понятие «пятая колонна» неожиданно вошло в обиход и стало инструментом различных спекуляций. У меня даже возникла мысль отказаться от этого понятия, а потом решил его оставить. Ведь в полемике с Эркином Гадирли использовалось именно это понятие.

Мне как-то пришлось писать, что наш город смесь гламура и бомжа. Стоит пройти по улице Мирзага Алиева выше улицы Наримана Нариманова (нижняя часть не лучше). Или выйти во двор дома, в котором живу на улице Микаила. Мушвика, в котором, на глазах детей, каждый день режут скот. И эти районы не исключение. Мы привыкли, нас все это не ужасает. Мало кто из нас задумывается о связи, которая существует между нашими учебниками, скотом, которые режут на глазах детей, и всеобщей разрухой, стоит только на десять метров отойти от гламурных зданий, которые должны поразить гостей нашего города.

Какое это имеет отношение к нашей теме? На мой взгляд, самое непосредственное. Наша среда рождает нашу разобщённость, наша разобщённость провоцирует появление всё новых и новых «пятых колонн». Сегодня это русскоязычные, завтра станут «знающие» английский язык (упрощенный офисный «английский» будет ими восприниматься как знак цивилизации), послезавтра те, кто учился на Западе, далее те, у кого есть автомобиль, и т.д., и т.п.

Власть властью, о ней особенно распространяться не хочется, но строить нормальное цивилизованное общество придётся кропотливо, методично, настойчиво, набравшись терпения и внутренней скромности.

Не уверен, что эту трудную задачу стоит начинать с закрытия русского сектора…

P.S.

Проблема «русскоязычных» азербайджанцев, частный случай более серьезных проблем нашего общества. У нас распространена иллюзия, что все наши проблемы связаны с отсутствием ментального единства, включая единство языка (спасительный «национализм», как мы его понимаем). В то время как нормальное сосуществование различных групп, ни одна из которых не воспринимается как «пятая колонна», должно обеспечиваться конституцией, а не теми или иными идеологами от власти.

В этом смысле, подобный «национализм», с его стремлением к «единству», хорошо монтируется с авторитарными режимами. Но об этом следует говорить специально.

Статья отражает точку зрения автора

Рахман Бадалов: «Эти заметки были написаны год назад. Как выяснилось, проблема не потеряла своей актуальности»

Эти заметки были написаны около года назад в полемике с известным политиком и юристом Эркином Гадирли. Как выяснилось, проблема не потеряла своей актуальности, поэтому счел возможным с небольшой редакторской правкой, поместить их на своем блоге.

Вновь и вновь убеждаюсь, дискутировать можно только с тем человеком, с которым: а) есть общность в мировоззрении, в) на персональном уровне нет открытого или скрытого соперничества. Только в таком случае возникает (может возникнуть) то, что можно назвать совместным творчеством, исключающим взаимную неприязнь. Вот почему мне легко дискутировать с Эркином Гадирли.

ПОЧЕМУ НА РУССКОМ?

Почему дискутирую на русском языке?

Причина простая, мне легче внятно излагать свои мысли на этом языке. При этом отдаю себе отчёт, что мой русский язык не совершенен, у меня нет виртуозности хороших русских авторов, но, тем не менее, предпочитаю чаще писать на русском языке.

Мне повезло, первые 6 лет своей жизни прожил у бабушки, которая владела только одним языком, азербайджанским. Потом школа на русском, институт на русском, аспирантура на русском, две диссертации на русском, основной массив прочитанных книг на русском. На азербайджанском (спасибо бабушке) могу выступать, могу писать, но скован, нет лёгкости, остаётся зазор между пластикой тела и речью. Не покидает чувство неудовлетворённости.

Насколько могу судить, у Эркина Гадирли, также получившего образование на русском языке, таких проблем нет. Возможно, всё дело в несомненной способности к языкам, возможно, есть другие причины. Так или иначе, можно констатировать, стихия азербайджанского языка для него более естественна, чем для меня.

Могут задать вопрос, а как поймут меня те, кто не владеет русским языком. Честно скажу, для меня в моём возрасте, главное успеть сказать то, что хотел бы сказать. Об аудитории, думаю далеко не в первую очередь.

С КЕМ БОЛЬШЕ ДИСКУТИРУЮ

С кем больше дискутирую, с Эркином Гадирли, или с его оппонентами?

Выскажу парадоксальную мысль, с которой, возможно, многие не согласятся. Русскоязычные в старом Баку не были субкультурой. Так было в конце XIX века, так было в начале XX века, так было в советское время. Такова наша история и не следует её выхолащивать и упрощать.

Мне повезло, в 60-е годы прошлого века (как давно это было?!) довелось общаться (больше слушать, чем говорить) с очень яркими представителями русскоязычной интеллигенции (прежде всего с архитекторами). Среди них были представители различных наций, но по мировоззрению своему они, скорее всего, были космополитами. Как мне представляется, самым ярким из них был архитектор Вадим Шульгин. В нём не было советских, идеологических догматов, он был открыт к опыту мировой культуры. От него впервые услышал такие имена, как Осип Мандельштам и Кнут Гамсун. Подчеркну, Шульгин и его коллеги были органичными в культурной атмосфере Баку, точно также как были органичными русскоязычные ученые и художники (обобщаю для краткости) прошлого.

Заметки на полях. По этой причине, культурная история Баку не может исключать этих лиц, хотя по внешним параметрам, их трудно признать составной частью азербайджанской национальной культуры (новый круг вопросов, которые опускаю). И если создавать музей истории Баку (его, непременно, следует создать), то их имена должны быть в нём запечатлены. По этой же причине, если устанавливать в Баку памятник архитектору из прошлого Баку, то следовало исходить из эстетических, а не конъюнктурных соображений (позволю себе отнести националистические соображения к конъюнктурным).

Так вот – подхожу к своему парадоксу – сегодняшняя азербайджанская русскоязычная культура не стала органичным продолжением «бакинских космополитов» (условно, назовём их так) и мировой культуры, которая за ними стояла. По этой причине, они всё больше становятся субкультурой. Метафорически я назвал бы их «субкультура «КВН» и «Что? Где? Когда?». Не следует рассматривать мою мысль буквально и искать доводы на персональном уровне (а этот имярек, а тот). Знаком с творчеством наших прекрасных писателей и поэтов, которые пишут на русском языке. Вполне допускаю, что кто-то из сегодняшних русскоязычных может стать (и уже стал) серьёзным исследователем, ярким художником, даже успешным политиком. Я говорю не о персонах, а о культурных процессах. О тренде, как принято говорить сегодня.

Новое русскоязычное «бакинство» всё больше становится субкультурой, в которой всё больше местечкового, даже ориентального (кому-то это покажется проявлением «национального», хотя это, прежде всего, «ориентальное»). И всё более провинциальным, и по лексике, и по интонации, становится их русский язык.

В ЧЁМ СОГЛАСЕН

В чём согласен с Эркином Гадирли.

«А Достоевский?»: вопрос смешной и нелепый, когда адресуешь его нашей русскоязычной тусовке. По определению не будут искать они «проклятые вопросы» (а они, по своей сути, вопросы «русские», в высоком значении этого слова), не у Достоевского, не у других великих русских писателей. Скорее будут пытаться (и пытаются) искать те, кто говорят на азербайджанском языке. Не зная в совершенстве языка, не понимая его нюансов, сначала, скорее, из просветительского зуда, потом проникая всё глубже и глубже, но вероятность (только, вероятность) того, что такие вот неофиты от интеллектуальной культуры прорвутся к «проклятым вопросам» намного выше, чем у русскоязычных. Для русскоязычных (исключения, несомненно, есть) русская литература, скорее сфера «гламура» (о «гламуре» чуть позже), важнее блистать, чем мучиться «проклятыми вопросами», которые и задала русская литература всему человечеству.

Довод, «мы можем разгневать русских» мне кажется не столько наивным, сколько постыдным. Даже то, что без стыда озвучивают подобный аргумент, говорит о серьёзном ментальном изъяне, о котором стоило бы поговорить публично.

Мнение, что уровень образования в русском секторе выше, чем в азербайджанском, спорно, здесь много нюансов, и категоричные «да» или «нет», «лучше» или «хуже», мало о чем говорят. Коснусь только нескольких аспектов.

Во-первых. Так уж случилось, что весь последний год занимался с внучкой по школьной программе по азербайджанским и русским учебникам. Прямо скажу, азербайджанские учебники ужасающие, по мировоззрению они дремучие-дремучие. «Национализм», который насаждается подобными учебниками, может превратить нас в страну изгоя. К счастью, как удалось выяснить, некоторые педагоги скептически относятся ко многим текстам этого учебника.

Во-вторых. Признаемся, что хотя русские учебники лучше, но наш «русский сектор» не вправе претендовать на то, что является репрезентом высокого «русского образования». Не говоря уже о том, что «славянофильский» дух этих учебников неприемлем для Азербайджана.

Наконец, в-третьих, - ещё один парадокс - несмотря на несоизмеримость образования на русском и азербайджанском языке, уровень лучших (подчёркиваю, лучших) выпускников школ и вузов, выше в азербайджанском секторе. Возможно, это связано с большей любознательностью, с большим честолюбием, возможно, есть другие причины, так или иначе, многие из педагогов, с мнением которых считаюсь, говорят об этой разнице, которой не было ещё 10-15 лет тому назад

А мне остаётся только сокрушаться (об этом приходилось писать), что у нас не возникло родительское сообщество, которое заботиться о собственных детях, физически, психологически, нравственно, интеллектуально, и т.д. Ведь наша школа калечит не чужих, их собственных детей. По-своему в азербайджанском секторе, по-своему в русском секторе.

Продолжение следует

Статья отражает точку зрения автора

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG