Доступные ссылки

Горхмаз Аскеров

Календарь

Горхмаз Аскеров: "Кто еще начнет высказываться? Насколько глубоко пойдет эта трещина? Вопросы эти пока остаются безответными"

Форум интеллигенции, проведенный 4 ноября, может считаться небольшим сотрясением в застойной политической жизни Азербайджана.

Заговорила прослойка, которую долгие годы держали заботами власти довольной и молчаливой. Большинство выступавших на форуме были люди, регулярно высказывающие свои взгляды на политику. Это, естественно, известно. Но значение форума было в том, что обществу было сделано следующее послание: должны заговорить и заговорят даже те, кто молчал до сих пор...

Было эмоциональное обращение Рустама Ибрагимбекова к интеллигенции в прессе, что «молчит уже 18 лет». Это обращение, высказанное уже после форума выглядело как отражение общего мнения участников форума.

Акция, в которой некоторые участвовали уверенно и смело, а некоторые робко и даже боязливо, показала азербайджанскому правительству, что прослойка интеллигенции, которую кормят и культивируют «госзаботой» и держат в молчании может нарушить это молчание и ... от имени народа спросить отчета у правительства, которое во власти 18 лет.

Я использовал выражение «сотрясение» намеренно, с определенной целью.

Эта «техника» до сих пор применялась правительством в отношении оппозиции. Время от времени средства массовой информации публиковали «сенсационные» сообщения, из которых становилось известно, как еще один известный оппозиционер «продался» и поменял свой политический стан.

Эти сотрясения потрясали оппозицию и нанесли ей немало ущерба. А 4 ноября это произошло уже в правительственном стане.

Кто еще начнет высказываться? Насколько глубоко пойдет эта трещина? Вопросы эти пока остаются безответными. Однако трудно отрицать толчок, начало шевеления или даже движения.

Эти толчки могут быть малыми по масштабам и слабыми. Однако появление среди известных в обществе людей тех, кто не хочет молчать и хотя бы медленный рост их количества напоминает устойчиво повторяющиеся тектонические толчки. Результат – землетрясение - проявится рано или поздно.

Статья отражает точку зрения автора

Разве принцип свободы слова, принятый отцами-основателями США, выдвинут для того, чтобы кто-то ругался? Если кратко, то нет, однако...

Демократические страны считают опасным ставить ограничения на свободу слова и делают это только в самых необходимых случаях. А когда ставят, стремятся сделать эти ограничения такими небольшими, чтобы под зонтиком этих ограничений правительство не продвигало выгодные ему моменты.

Любая бюрократия стремится к расширению и имеет стремление квалифицировать все, как расширение своих полномочий. То есть, если дать возможность, государственные структуры могут любое ограничение расширить до абсурда.

Законы авторитарных государств и толкование законов имеют именно такую динамику развития. А как определяется свобода слова в демократических государствах? Рассмотрим здесь, ограничившись одной страной, законы США.

ДОПУСТИМА ЛИ РУГАНЬ

Разве принцип свободы слова, принятый отцами-основателями США, выдвинут для того, чтобы кто-то ругался? Если кратко, то нет. Однако если мы хотим защитить свободу высказывать политическое мнение,
Предыдущая часть:
необходимо очень точно определить, что есть ругательство. В противном случае, неприемлемые для власти политические высказывания могут быть заклеймены и запрещены как ругательства и оскорбления. Или же, высказывания нежелательных политических фигур будут истолковываться как ругательства и оскорбления, чтобы иметь повод для наказания. В Азербайджане было так же – достаточно вспомнить обвинения Татьяны Чаладзе против Эйнуллы Фатуллаева. Или, например, обвинения против сотрудников сатирической газеты «Чешме» в оскорблении чести и достоинства президента. Эти люди были наказаны по обвинениям в том, что они озвучили ругательства и оскорбления. А причины наказания – политические.

Естественно, все сказанное не равноценно. Законодательство США представляет себе свободу слова как масляную пленку на воде от недавно пролитого масла. В середине эта пленка толще, а по краям тоньше. Политические мысли и высказывания – категория, которую защищают больше всего. Следующая категория – искусство и литература, а сказанное ради коммерческих целей, то есть реклама, стоит еще на ступеньку ниже. На самой нижней ступеньке находятся порнографические и неприличные высказывания, ненормативная лексика, ругательства, призывы к насилию, войне и прочие.

Общий подход в США таков, что категории ниже коммерческой не
Разве принцип свободы слова, принятый отцами-основателями США, выдвинут для того, чтобы кто-то ругался? Если кратко, то нет, однако...
защищены статьей о свободе слова и государство может запретить их по своему желанию. Однако… в 1971 году парень, который протестовал против войны во Вьетнаме, вошел в армейский призывной пункт в майке на груди которой было написано «… я армию!». Этого парня по имени Коэн в его родном штате Калифорния не смогли наказать по обвинению в ненормативной лексике. Причина была в том, что Верховный суд США определил очень узкие рамки для перечисленных выше понятий. Для того, чтобы быть квалифицированным как «неприличные слова и выражения» надпись на майке парня должна была содержать какой-то эротический мессадж, послание (а эротического содержания здесь не было, так как объектом ругательства был не конкретный человек , и
парень при всем желании не мог бы заняться сексом с армией). Суд отметил, что "слово, которое для кого-то звучит вульгарно, для другого уха может прозвучать как лирика".

Для того, чтобы квалифицировать эту надпись на майке как «провокацию», или «призыв к насилию», «боевой клич», эта надпись должна была иметь конкретного адресата. Ругаться вообще, еще не означает призывать к насилию или провоцировать кого-то на рукоприкладство. Даже если же кто-то, приняв на свой счет ругательство на майке, захотел бы полезть в драку, в этом случае преградой для наказания был бы другой запрет. Вероятность чьей-то агрессивной реакции не может служить основанием для накладывания ограничений для высказывания другого.

Что же касается конкретных «провокативных», или «бранных» слов, «призывов к насилию» и угроз... Хочу отметить еще 2 интересных условия-ограничения:

1. Произносящий такие слова (например, «Я убью тебя!») должен быть в пределах, в которых может достать (в прямом смысле этого слова), дотянуться до адресата. В противном случае высказанное слово не создает реальной опасности.

2. Нет никакой юридической ответственности за такие слова, адресованные полицейским, так как сотрудники полиции проходят специальную подготовку и имеют возможность адекватно ответить, когда агрессивный человек перейдет от слов к действию.

Статья отражает точку зрения автора

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG