Доступные ссылки

Аббас Атилай

Календарь

"В Иране везде нас сопровождал дождь"

"В Иране везде нас сопровождал дождь"

Аббас Атилай: Иранский таможенник спросил: «Вы иранец или азери?». Гордо отвечаю ему: «Не иранец и не азери. Я - азербаджанец»

Я с женой Севиндж, тоже корреспондентом РадиоАзадлыг, собрались съездить на несколько дней на север Ирана, где живут азербайджанцы. Выбираем транспорт – такси, выбираем маршрут дорогу Баку-Билесувар.

30 МАНАТОВ ЗА НАЕЗД

Наш водитель Ага всю дорогу рассуждает обо всем на свете – от квартиры, которую он купил в новостройке, до кассеты, которую выпустил его брат, оказывается - певец. Словно естественная и логическая концовка подобной разговорчивости – он внезапно и резко тормозит, и нас сзади наезжает автомобиль. К счастью, удар не очень сильный, никто из четырех человек в нашей машине не пострадал, включая нас двоих, а машина Аги получила царапины, не больше. Однако наш водитель, столь же настойчивый, сколь и языкастый, потратив четверть часа на споры и переговоры, выцарапывает у водителя машины, с которой столкнулся, 30 манатов и возвращается.

Это не мешает ему ворчать всю оставшуюся дорогу. Наконец, спустя два с половиной часа мы подъезжаем к пограничному пункту в Белясуваре, на азербайджанской стороне. Кончается надоевшая музыка из магнитофона, но не кончается дорога – нам предстоит еще около тысячи километров пути по Ирану, который проходит через 2 вилаята и 6 городов.

БИЛЯСУВАРСКИЙ ПП

В Баку говорили, что в последнее время на этом пункте бывают длинные очереди. Кто совершает паломничество, - говорят, в Иране около полумиллиона крупных и мелких зияретгяхов (мест для поклонения и паломничества) и святынь, - кто едет на медобследование или лечение, кто торговать фруктами и овощами, а кто - отдыхать. Приехавшим к пункту в
Ардабильский рынок

утренние часы удается перейти границу только к вечеру. Конечно, мне интереснее заснять очереди, но на "журналистское счастье", вместе с нами границу хотят перейти всего полдесятка человек.

УРОК НЕНУЖНОЙ СИМУЛЯЦИИ

С улыбкой вспоминаю, как водитель Ага, заметив, что моя жена в положении, еще в дороге начал учить нас такому приемчику:

«Если вдруг увидите, что очередь непроходима, подайтесь в самую гущу, притворитесь больными, охайте погромче. Тех, кто говорит, что «едем к врачу» пропускают».

Я рад, что не пришлось прибегать к этому низкому приему, опирающемуся на мягкосердечие и жалостливость азербайджанцев. К тому же, за все время нашего с Севиндж пребывания в Иране, много раз первый вопрос при встрече был:

«Ага (господин), вы приехали с семьей к дохтуру (доктору)?».

ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ «АЗЕРИ»?

Вернемся к пограничному пункту. Первое, что бросается в глаза, это то, что наши сумки никто не проверяет - ни на азербайджанской, ни на иранской стороне границы. Хотя когда мы возвращались назад, все было с точностью до наоборот, наш груз несколько раз проверялся таможенниками. Просто, когда сотрудник таможенный службы Ирана, приняв нас за иранцев, спросил «Вы иранец или азери?», я ответил ему: «Не иранец и не азери». Объясню, что такое быть «азери».

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Для того, чтобы остановить распространяющиеся национальное пробуждение и национализм после движения Пишавари в первой половине сороковых годов и власти азербайджанского национального правительства в 1945-46 годах в Иране, была выдвинута следующая теория: азербайджанские тюрки и азери (азеры) имеют разный этногенез. Якобы персидские племена Азери были тюркизированы во время монгольского завоевания и поменяли язык.

Это принципиальный момент для меня, азербайджанца-тюрка, права которых, - особенно национальные, - нарушаются в Иране. Именно поэтому отвечаю таможеннику «не иранец и не азери», ставлю гордую точку «я - азербайджанец» и мы отправляемся в путь.

ВАЖНЫЙ АКСЕССУАР - ПЛАТОК

Наконец, на наши паспорта ставят печати, подтверждающие въезд в Иранскую Исламскую Республику, мы делаем первые шаги на территории древнего соседа и выходим наружу через огороженную решеткой территорию пункта. Разумеется, до этого все женщины одевают полностью скрывающую тело одежду и повязывают голову платком.

ЭКОНОМИЯ ИЛИ ЧТО?

Как только перешагиваем порог пункта, таксисты, жаждущие клиентов, бросаются на нас, как пчелы на мед. От иранского Билясувара до Ардабиля - двухчасовая автомобильная дорога. Обычно таксисты везут из расчета по 3 тысячи туменов (2 азербайджанских маната) на человека. Но на этот раз цены были в 2 раза выше. Причина – резкое, в 3 раза подорожание горючего. Один из таксистов попытался оправдать это «объективными» причинами и цитатой «Агайе Ахмединижад сказал, что много бензина растрачивается впустую. А так поступать нельзя, это противоречит Исламу».

ЦЕНТР ГЫЗЫЛБАШЕЙ - АРДЕБИЛЬ

Мавзолей Шейха Сафи
Впереди – длинная дорога и для того, чтобы сэкономить, но еще больше, чтобы присмотреться к попутчикам, узнать их, решаем поехать не на такси, а на автобусе, что значительно дешевле и составляет всего 700 туменов (30 гяпик).

Город Ардабиль с полумиллионным населением – столица иранского вилаята (области) с одноименным названием. Эту территорию выделили из вилаята Восточный Азербайджан с административным центром в городе Табризе и придали ей статус вилаята в 1994 году. Когда спрашиваешь у ардабильцев, как они живут, они жалуются, что после отделения от Табриза жизнь стала намного хуже. Когда Ардабиль вместе с областью был в составе Восточного Азербайджана, им кое-что перепадало от доходов последнего. А доходы самого Ардабильского вилаята не настолько высоки, чтобы поддерживать уровень жизни своего населения, к которому они привыкли.

Во второй статье будет описана наша поездка к мавзолею Шейха Сафи – деда шаха Исмаила Хатаи, основателя династии Сефевидов, который превратился в руины, к подножию горе Савалан, которая считается священной у азербайджанских тюрок, но без восхождения на нее, и дорога на Тебриз.

Статья отражает точку зрения автора

Аббас Атилай: "Почему же эти люди так ненавидят свободных журналистов, отснятое или написанное которыми в большинстве случаев ничего не меняет?"

Иногда случается такое, что поняв – не смогу описать и объяснить этот случай, я впадаю в отчаяние. Это такие случаи, истории, что пронизывают до мозга костей и в такой момент не понимаешь, с чем столкнулся. В таких случаях говорят «событие опередило время». Когда несколько минут или часов спустя время настигает событие, его суть доходит до тебя, и тогда мурашки бегут по коже, или волосы встают дыбом.

Мне довелось участвовать со своей фотокамерой на встречах Ахада Абыева в избирателями. Поначалу все относились ко мне очень внимательно и уважительно. Сам господин Абыев почти позировал, двигался, стоял и разговаривал так, чтобы мне было удобно снимать. Но его команда как-то узнала, что я с РадиоАзадлыг, независимый фотокорреспондент и люди изменились. Человек Кафки менялся не с такой скростью, как эти люди у меня на глазах. Такая вот скоростная метаморфоза.

Почему же эти люди так ненавидят свободных журналистов, отснятое или написанное которыми в большинстве случаев ничего не меняет? Почему обретая свободу, человек становится «несчастлив»?

Вспомните диалог Великого инквизитора с Христом в «Братьях Карамазовых». Инквизитор грозит Иисусу Христу, - которого на азербайджанском языке называют Иса Месих, - что сожжет его, если он не отступится и не будет делать людей несчастыми своим «каким-то обетом свободы». Обетом, «которого они, в простоте своей и в прирожденном бесчинстве своем, не могут и осмыслить, которого боятся они и страшатся, — ибо никогда и ничего не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы!», пишет Достоевский.

Представьте, что вы смотрите на людей в темных очках. Вы же не можете измерить степень ненависти к вам человека за темнотой линз. Я несколько раз объяснял, что просто фотографирую, даже улыбался им, однако ненависти в выражениях лиц меньше не становилось.

Куда бы я ни шел, они шли за мной. Вы знаете, что это означает для фотографа? Это означает, например, что когда вы хотите
"Абыев почти позировал, двигался, стоял и разговаривал так, чтобы мне было удобно снимать"
зафиксировать камерой усталове и скорбное лицо инвалида средних лет, который держит в руках плакат с изображением Ахада Абыева и флажок правящей партии «Ени Азербайджан», кто-то позади вас говорит ему: «Мужик, тебя снимают! Улыбайся!». Момент упущен, погиб. В искусстве фотографии в таких случаях говорят: «Погибло время». Это смерть и фотографа тоже.

Они умны так же, как старый инквизитор, ненавидящий Иисуса. Они хорошо знают, что свобода «опасна». Потому что полуголодный полубосой Иисус рядом с бедным крестьянином представляет для инквизитора источник непреодолимых опасностей.

На этой встрече я был под колпаком, а мое окружение как на иголках, однако я успел узнать, что ученикам средней школы было обещано по манату за держание плаката с портретом кандидата в депутаты. Довелось услышать и то, что этот обещанный манат большинству ребят выдан не был.

P.S. «Когда Инквизитор умолк, то некоторое время ждет, что пленник его ему ответит. Ему тяжело его молчание. Он видел, как узник все время слушал его проникновенно и тихо, смотря ему прямо в глаза и, видимо, не желая ничего возражать. Старику хотелось бы, чтобы тот сказал ему что-нибудь, хотя бы и горькое, страшное. Но он вдруг молча приближается к старику и тихо целует его в его бескровные девяностолетние уста. Вот и весь ответ. Старик вздрагивает. ... идет к двери, отворяет ее и говорит ему: «Ступай и не приходи более... не приходи вовсе... никогда, никогда!»

Статья отражает точку зрения автора

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG