Доступные ссылки

Рамочное соглашение по урегулированию гражданской войны в Сирии главы внешнеполитических ведомств США и России одобрили в середине 2012 года на встрече в Женеве. И только сейчас, после продолжительной задержки, стороны приступают к работе над тем, как конкретно реализовать соглашение полуторагодичной давности. Диалог будет проходить на форуме, получившем название "Женева 2", отктытие которого запланировано на 22 января.

Аналитик Института изучения ближневосточной политики Дэвид Поллок говорит, что нынешнему форуму предшествовала декларация общих принципов политического урегулирования конфликта в Сирии, выработанная в то время Госсекретарем США Хиллари Клинтон и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в июне 2012 года: "До самого последнего времени никаких видимых дипломатических последствий эта декларация не имела. Она могла быть полезна, если бы стороны потрудились устранить совсем уж явные расхождения в толковании ее ключевых положений, но этого не произошло.
"Асад открыто заявляет, что будет переизбираться на пост главы государства весной этого года. И если история чему-то и учит, то в данном случае тому, что он победит, набрав 95 процентов голосов"
Например, Вашингтон и сирийская оппозиция были уверены, что в переходное правительство, которому отводится важное место в документе, не войдут ни ближайшие соратники президента Сирии Башара Асада, ни он сам. Но ни Москва, ни сирийский президент, ничего такого в декларации не предусматривают. Напротив, Асад открыто заявляет, что будет переизбираться на пост главы государства весной этого года. И если история чему-то и учит, то в данном случае тому, что он победит, набрав 95 процентов голосов", - считает Дэвид Поллок.

После неофициальных бесед с американскими дипломатами, у Дэвида Поллока создалось впечатление, что больших надежд на предстоящие переговоры в Женеве они не возлагают. Что, впрочем, не исключает подвижек по некоторым тактическим вопросам. "Имеется в виду договоренность об открытии гуманитарных коридоров для доставки предметов первой необходимости населению, блокированному в районах боевых действий, - говорит Дэвид Поллок, - Причем даже не по всей стране, а только в тех регионах, которые не имеют непосредственной стратегической важности. Например, в Алеппо, где, согласно сведениям Госдепартамента США, на стороне повстанцев воюют несколько сот чеченских боевиков; или в одном-двух пригородах Дамаска. О малых шансах на успех "Женевы 2" говорит также то, что мы до сих пор не знаем, кто точно из оппозиции, в качестве представителя сирийского народа, будет участвовать в этом раунде переговоров. Главные спонсоры оппозиции - США, Евросоюз, Саудовская Аравия, известные как группа "Друзья Сирии" – энергично убеждают ее откомандировать в Женеву своих эмиссаров. Командующий "Сирийской свободной армией" генерал Салим Идрис как будто готов участвовать и даже согласен не настаивать на немедленной отставке Асада, если тот сделает жест доброй воли и, скажем, откроет гуманитарные коридоры. Другие повстанческие группировки откровенно тянут время, намекая, что поедут в Женеву, если получат большую помощь или дипломатическое признание".

Место взрыва заминированого автомобиля - 20 января этого года. Такие взрывы в Сирии происходят регулярно
Место взрыва заминированого автомобиля - 20 января этого года. Такие взрывы в Сирии происходят регулярно
Поллок отмечает, что никто не говорит о такой группировке, как ISIS - "Исламское государство Ирака и Леванта". Ее присутствие в Женеве нежелательно. Некоторые оппозиционеры готовы идти на компромиссный мир с правительством только для того, чтобы не допустить дальнейшего усиления ISIS. Салим Идрис поклялся уничтожить эту союзницу "Аль-Каиды", как только Асад будет свергнут и партизанские отряды вольются в регулярную сирийскую армию.

Речь идет скорее о группировках вроде "Фронт ан-Нусра", которую Госдепартамент по-прежнему квалифицирует как террористическую, или "Исламский фронт", с которым у "Свободной сирийской армии" отношения сложные, но не антагонистические. Их участие в переговорном процессе – вопрос сложного торга. Если они не будут приглашены в Женеву, но при этом не объявят предателями тех, кто туда отправится, то это тоже можно считать пусть небольшим, но дипломатическим успехом.

"Возвращаясь к поднятому выше вопросу о гуманитарных коридорах, я хочу сказать, что их открытие – дело очень тонкое. Проблема не упирается в большие расстояния, плохие дороги, дефицит продуктов питания либо отсутствие политической воли у потенциальных доноров. Это сугубо проблема безопасности грузов и сотрудников перевозящих их организаций. К сожалению, у нас имеется множество примеров того, что и официальные силовые структуры в Сирии, и инсургенты нарушали в прошлом соглашения о перемирии, конфисковывали грузы, брали в заложники работников благотворительных организаций", - отмечает Поллок.

В условиях эскалации насилия продовольствие и медикаменты становятся стратегическим оружием, и правительство в Дамаске охотно применяет его против населения, в лояльности которого оно не уверено.
В условиях эскалации насилия продовольствие и медикаменты становятся стратегическим оружием, и правительство в Дамаске охотно применяет его против населения, в лояльности которого оно не уверено. Десяткам тысяч людей угрожают голод и болезни. Подобная жестокость не может не впечатлять союзников Асада, включая Россию.

Поллок считает, что Россия ради дальнейшего ослабления влияния Запада на Ближнем Востоке может пойти на какие-то тактические уступки и поддержать, например, частичное географически лимитированное перемирие. Но не более того: "На Москву, я уверен, произвел сильное впечатление отказ Соединенных Штатов от актов возмездия в отношении Сирии в ответ на применение химического оружия, или фактически, если не официально, от требования об уходе Асада как предусловия мирного диалога. Зачем России склонять Асада к компромиссу, если положение на фронтах за последние полгода явно изменилось в его пользу? Американские, европейские и турецкие дипломаты сейчас все чаще заявляют, что сирийский конфликт, дескать, не имеет военного решения. Я так не думаю, военное решение существует, но только для тех, кто всерьез хочет победить. И союзники Асада – Иран, "Хезболлах", иракские шииты, Россия – тоже так считают. Свидетельство тому - крупные партии оружия, направляемые в Сирию заодно с военными советниками, а также буквально тысячи добровольцев из Ливана и Ирака, сражающиеся в рядах сирийской армии. Что до Вашингтона, Анкары, Евросоюза, то они рассматривают Сирию, прежде всего, как арену столкновения амбиций Ирана и Саудовской Аравии, и далеко не уверены, что их собственные геополитические позиции укрепятся с падением режима Асада. Скорее наоборот: если к власти придут фанатичные исламисты. В то же время реальная, а не номинальная поддержка светских группировок в движении сопротивления сопряжена с рисками, которые США, Турция и ЕС не хотят брать на себя, когда их внимание приковано к множеству важных и неотложных внутренних проблем», - сказал в заключение ведущий сотрудник Института изучения ближневосточной политики Дэвид Поллок.

Один из самых интригующих вопросов "Женевы 2" связан с возможным участием в работе форума иранской делегации. Россия как будто бы хочет, чтобы Тегеран примкнул к переговорному процессу, о чем в очередной раз заявил Сергей Лавров после недавней встречи в Москве с иранским коллегой Мохаммадом Джавадом Зарифом. В то же время Россия настаивает на том, что единственной основой переговоров может быть рамочное соглашение "Женева 1", которое Тегеран отвергает. Зариф, в свою очередь, объявил, что приедет в Швейцарию, если его официально пригласят.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG