Доступные ссылки

Проблема теневой экономики является не только экономической, но и социально - психологической и оказывает влияние на общество в целом

В Милли меджлисе продолжаются обсуждения проекта о государственном бюджете Азербайджана на 2017 год, вызвавший горячие споры у депутатов. Закон должен быть принят до 17 декабря, при этом нужно еще рассмотреть и утвердить бюджеты Госфонда по социальной защите и Счетной палаты, законы «О прожиточном минимуме», «О критериях нуждаемости» на будущий год.

Согласно главного финансового документа, в будущем году объем налоговых сборов, обеспечивающий доходную часть бюджета страны, прогнозируется в 7 210,0 млн манатов, что на 200 млн манатов или 2,9% больше по сравнению с текущим годом, и на 91,8 млн манатов или 1,3% - с фактическим показателем за 2015 год.

Исходя из этого, налоговая служба страны обещает усилить борьбу с так называемыми «серыми зарплатами», намереваясь оказывать давление не только на работодателей, но и на звезд отечественного шоу-бизнеса, жалующихся на свое бедственное положение. Однако эксперты сомневаются, что при сохранении нынешней структуры национальной экономики государство сможет добиться в этом деле больших успехов.

«Серые зарплаты» сконцентрированы именно в сферах сервиса, торговли, строительстве, аграрном секторе, которые открыты для неформальной деятельности и, соответственно, неформальных заработков

Как рассказал РадиоАзадлыг независимый эксперт, кандидат экономических наук Азер Мехтиев, в условиях углубляющегося кризиса отечественный бизнес все дальше уходит «в тень», уклоняясь от выплаты налогов и социальных взносов. Для этого существуют различные схемы, о которых хорошо знают как налоговики, так и таможенники.

Давайте обратимся к цифрам. По официальным данным, в стране 4 млн. 716,5 тыс. человек заняты в различных отраслях экономики, в образовании, здравоохранении и т.д. По найму трудятся чуть более 1,5 млн. человек. При этом около 900 тыс. зарегистрированы в госсекторе, 631,4 тыс. человек – частники. Около 30% трудоспособных граждан трудится в производственной сфере. В частности, они работают в перерабатывающей промышленности (6,9%), в строительстве (6,8%), в сельском и лесном хозяйстве, рыболовстве (3,1%), в торговле и ремонте транспортных средств (18,7%). «Серые зарплаты» сконцентрированы именно в сферах сервиса, торговли, строительстве, аграрном секторе, которые открыты для неформальной деятельности и, соответственно, неформальных заработков.

По оценкам Всемирного банка, объем ВВП страны за прошлый год составил 54, 4 млрд манатов, из них 60% приходится на долю теневой экономики.

«В Азербайджане удельный вес теневой экономики один из самых высоких в мире, о чем свидетельствуют итоги международных исследований. По оценкам Всемирного банка, объем ВВП страны за прошлый год составил 54, 4 млрд манатов, из них 60% приходится на долю теневой экономики. В денежном выражении, это значит, что более 30 млрд манатов пролетают мимо бюджета. Это солидная сумма, на которые международные эксперты постоянно обращают внимание, но проблема остается нерешенной», - говорит эксперт.

Можно было бы предположить, что рост экономики, который наблюдались с 2010 года (ВВП практически удвоился) и заявленная борьба с неформальной занятостью и «серыми зарплатами» (перед Министерством труда и социальной защиты населения поставили задачу максимально вывести все «на свет», на всех занятых оформить трудовые контракты) должны были бы привести к сокращению неформального сектора. И что получилось? Все с точностью до наоборот. Власти стремясь сбалансировать доли нефтяного и ненефтяного секторов, инициировали поддержку частного сектора, сведя к минимуму проверки деятельности этих фирм. Общая занятость увеличилась, и, соответственно, неформальный сектор тоже вырос. В прошлом году и по настоящее время, реагируя на кризис в экономике, в энергетических и банковских секторах шло сокращение штатов. Ныне и в сфере госуправления в результате слияния бюджетных структур идет аналогичный процесс. У людей, которые потеряли работу на крупных предприятиях и в организациях, выбор ограничен: либо идти в безработные, получит пособие, либо вообще не работать, либо заниматься чем-то в неформальном секторе. И они идут в неформальный сектор. Замещение более технологичных, более производительных, более защищенных рабочих мест в формальном секторе на нелегальные, малопроизводительные, официально незащищенные места в неформальном - это, конечно, упрощение экономики, ее примитивизация. Она ничего общего не имеет ни с диверсификацией, ни с модернизацией.

Государство должно делать много такого, чего оно не делает. И многое из того, что оно делает, оно делать не должно

Безусловно, проблема теневой экономики является не только экономической, но и социально - психологической и оказывает влияние на общество в целом. Кроме того, связь коррупции и теневой экономики проявляется в деструктивном воздействии и на экономическую деятельность. Эти факторы препятствуют формированию в стране конкурентоспособной экономики, развитию цивилизованного предпринимательства. Для того, чтобы формировать налоговую дисциплину, устранить массовое уклонение от налогообложения, обеспечить поступления в бюджет, необходима легализация неформального бизнеса, сокращение монополии.

Пойдет ли государство на эти шаги, чтобы вывести «из тени» экономику? Что делать, чтобы людям платили нормальную зарплату за нормальную работу?

«Ответ на этот вопрос прост и одновременно сложен. Государство должно делать много такого, чего оно не делает. И многое из того, что оно делает, оно делать не должно. Прежде всего, государство должно само для себя решить, чего оно хочет от рынка труда. Мне кажется, что оно хочет, чтобы рынок труда не мешал людям у власти эту власть сохранять. А на самом деле рынок труда, прежде всего, должен решать совсем другую задачу. Он должен создавать условия для того, чтобы количество рабочих мест росло, чтобы они становились все более производительными и доступными для большего числа людей. Это предполагает совершенно другой подход к регулированию, и не только рынка труда, а к регулированию экономики вообще. Ответ давно известен: нужна такая институциональная среда, такой институциональный инвестиционный климат, в котором бизнес чувствовал бы себя комфортно, видел бы перспективу, не боялся бы за завтрашний день и с удовольствием бы развивался, создавая новые рабочие места для всех наших сограждан», - отмечает А.Мехтиев.

Эллада Алекперова

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG