Доступные ссылки

Надо отказаться от нефтедобычи, если не можем обеспечить безопасность нефтяников

Азербайджанское общество обсуждает вчерашнюю, ночную трагедию в штормящем Каспии. С буровой платформы волной унесло будку с 10-ю азербайджанскими нефтяниками. Найдено тело одного погибшего, вряд ли выживут другие – в декабре температура морской воды настолько низкая, что больше получаса человек в море не выживет, - считают специалисты.

«Хочется забиться в уголок и отгородиться к чертовой матери от этой жизни, в которой чьи-то жены вместо того, чтобы накрывать праздничный новогодний стол, будут принимать соболезнования, малыши так и не дождутся отцов, ушедших в море, чтобы дать своим детям возможность учиться, одеваться, есть фрукты и мясо, ходить в кино и просто радоваться жизни. Чтобы не видеть, как во имя чьего-то наполненного кармана отцы хоронят своих детей, а матери седеют на глазах, теряя весь смысл жизни… Сколько же можно?», - пишет на странице в Фейсбук бакинка Гюлзар Мустафаева.

Азербайджанцы удручены, ведь чуть более года назад, 4 декабря 2015 года на платформе номер 10 каспийского месторождения "Гюнешли" погибло 32 азербайджанских нефтяников. Тоже сильный шторм, взрыв, собравшиеся в закрытой спасательной шлюпке люди попали в воду, выпав из капсулы, разбившейся от удара о буровую.

15 декабря в Госнефтяной компании (СОКАР), на срочно проведенной пресс-конференции первый замдиректора ПО «Азнефть» Баламирза Рагимов сообщил о том, что обрушение части эстакады пункта сбора нефти №3 нефтегазодобывающего управления им. Наримана Нариманова ПО «Азнефть» произошло из-за ветра силой 41 м/сек. А конструкция буровой установки, - сказали на пресс-конференции, - надежная, проверенная и недавно ремонтировалась. Рабочие были загодя, с приближением шторма, выведены в безопасную зону (в тот самый вагончик, унесенный в море). То есть виновный один – и это погодные обстоятельства.

Главный редактор азербайджанского сайта AzeriToday Бахрам Батыев провел свое расследование. В беседе с ним знакомые нефтяники утверждают, что в советские времена все работы на нефтяных месторождениях в море прекращались в случае, если прогноз погоды предвещал скорость ветра свыше 20 метров в секунду. После распада СССР скорость ветра, при которой, согласно технике безопасности, должны останавливаться все работы в море, увеличили до 30 м/с. 13 декабря синоптики дали штормовое предупреждение. Порывы ветра в ночь с 14 на 15 декабря достигали 41 м/с. Так почему же начальники не приняли решения об остановке всех работ и усилении мер безопасности на эстакаде? Не объемы добытой нефти и газа, не отправляемые на верх отчеты, а жизнь человека должна быть на первом месте. Увы, судя по всему, в данном случае высокое начальство об этом не думало, - пишет Батыев.

Знакомые нефтяники ему рассказали, что недавно тоже был сильный ветер, порывы которого достигали 40 м/с, но работы на «Нефтяных камнях» не были остановлены. Хотя, напомним, техника безопасности однозначно запрещает оставаться на эстакадах при таком сильном ветре.

Почему обрушилась часть эстакады? По словам нефтяников, инженеры цеха эксплуатации морских нефтяных сооружений обязаны регулярно осматривать эти самые сооружения. Однако, дабы не допускать простоя и не нести потерь (за что начальство по головке точно не погладит), в документах они пишут об удовлетворительном состоянии нефтяных сооружений. Но если эстакада была в удовлетворительном состоянии, то почему она обрушилась?

Собеседники журналиста абсолютно убеждены в том, что управление, отвечающее за техническую безопасность на морских месторождениях, должно быть выведено из подчинения SOCAR и преобразовано в самостоятельную структуру. Только в этом случае инженеры этого подразделения смогут, не оглядываясь на руководство SOCAR, выносить непредвзятые решения относительно того или иного нефтяного сооружения и безопасности работы на нем.

«И, наконец, последний вопрос. Были ли на эстакаде спасательные жилеты? Успели ли нефтяники с обрушившейся эстакады надеть их? Самое страшное заключается в том, что люди, находившиеся в будке, вряд ли были в жилетах. По словам знакомых нефтяников, в будках спасательные жилеты не надевают даже в условиях штормового предупреждения», - писал Б.Батыев в АzeriToday.

Катастрофы на нефтяных платформах с человеческими жертвами происходят даже в таких высокоразвитых компаниях как British Petroleum. Достаточно напомнить взрыв на платформе в Северном Море, 20 апреля 2010 года. Произошел взрыв нефтяной платформы в 80 км побережья штата Луизина в Мексиканском заливе. Это была крупнейшая в США экологическая катастрофа. Погибло 11 нефтяников.

Крупная техногенная катастрофа у берегов Северного моря произошла также совсем недавно, в октябре 2016 года. На платформе Clair из-за технических проблем в воду попало 95 тонн нефти. Люди не пострадали, но экологии нанесен сильный урон.

Если техногенные катастрофы с человеческими жертвами происходят у британцев, то ждать от СОКАР обеспечения полной безопасности на ее нефтепромысловых объектах не стоит. На эту Госкомпанию навьючено так много профильных и далеко не профильных обязанностей некоторые из которых не разглашаются, что в период падения нефтяных доходов требовать от СОКАР строительства совершенно новых и безопасных платформ не имеет смысла.

Зато есть смысл азербайджанскому правительству подумать об отказе от нефтедобывающего производства, как перманентно опасного для жизни занятых в нем людей. Если правительство не в состоянии добиться от СОКАР обеспечения безопасной работы персонала, зачем Азербайджану эта промышленность, да еще в годы неизбежного падения добычи нефти?

Самые богатые страны мира не занимаются добычей и экспортом природных ресурсов. США (первое место в мире по размеру ВВП и объему промышленного производства), Китай (2 место) и Япония (3 место) природные ресурсы не продают, обеспечивая мировой рынок абсолютно всем необходимым ассортиментом промышленной, готовой продукции – от самолетов и оружия до пластмассовых игрушек и смартфонов. Азербайджанское правительство декларировало намерение о переводе экспортно-ориентированной промышленности на производство высокотехнологичной продукции. Но Мингячевирский завод свернул производство компьютеров «Кюр», которым не могли пользоваться даже школьники («Кюр» поставлялись в азербайджанские школы). Несколько лет назад остановил работу Шамахинский автосборочный завод. 10 августа 2016 года в Исмаиллы проведено торжественное открытие велосипедного завода, с участием президента И.Алиева. Завод до сих пор бездействует, даже оборудования в нем нет. Также и некоторые другие азербайджанские прожекты.

На днях в Баку правительством приняты Стратегические дорожные карты. "Развитие ненефтяного сектора носит приоритетный характер. В настоящее время идет обсуждение бюджета на 2017 год. Предусмотрено увеличение доходов от развития ненефтяного сектора», - сказал Trend депутат Милли Меджлиса Кямран Набизаде.

Как правительство намерено развивать ненефтяной сектор экономики, если бизнесмены настолько напуганы открывающимися в судах фактами о вымогательстве крупных средств со стороны высокопоставленных чиновников, что не хотят вложить в отечественную экономику даже 1 манат?

Самообман продолжается. Следовательно СОКАР, у которой в гибели нефтяников всегда виновата погода, и дальше будет оставаться самым крупным поставщиком валюты в госбюджет. С вытекающими из этого ужасными последствиями…

Кямал Али

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG