Доступные ссылки

Убийство посла: как изменятся отношения России и Турции. Крымский аспект


На церемонии прощания с убитым послом России в Турции. Аэропорт Анкары, 20 декабря 2016 года

Эксперты – об убийстве российкого посла в Турции и о влиянии этого события на геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке

В понедельник, 19 декабря, в турецкой Анкаре на открытии выставки «Россия глазами путешественника: от Калининграда до Камчатки» в Центре современного искусства, перед объективами камер был убит российский посол Андрей Карлов. За что был убит российский дипломат, к каким последствиям может привести это событие и как будут развиваться российско-турецкие отношения? Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили заместитель директора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов и турецкий политолог, профессор Университета экономики и технологий торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил.

Молодой человек в пиджаке и галстуке выхватил из кармана пистолет и с криком «Аллах акбар» выстрелил в спину российскому послу. Очевидица нападения, турецкая журналистка Бахар Бакир сообщила: убийца отомстил России за убийство мирных жителей в Сирии. Он не пытался скрыться с места преступления. Его застрелили во время полицейской операции. Нападавшим оказался 22-летний Мевлют Мерт Алтынташ. В турецком правительстве заявили, что он окончил полицейский колледж и служил в департаменте специальных сил полиции Анкары два с половиной года. Затем Алтынташа отстранили от службы по подозрению в участии в военном перевороте нынешним летом. На выставке молодого человека приняли за охранника российского посла. Москва квалифицировала случившееся как теракт, и поставит этот вопрос на рассмотрение на Совете безопасности ООН. Об этом заявил президент России Владимир Путин. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что нападение на российского посла – атака против народа и государства Турции. Эрдоган выразил соболезнования всему российскому народу, подчеркнув, что убийство дипломата – провокация. Мировые лидеры: ООН, ОБСЕ и другие организации – также осудили убийство посла России в Турции. На данный момент ведется следствие.

– У нас в гостях заместитель директора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов. Сергей, насколько чрезвычайным происшествием можно назвать убийство посла?

Данилов: За последнее время было убито достаточно много дипломатов и даже послов. Но, в любом случае, это экстраординарное событие. Посол – институт более давний, чем государство. Послы – люди, осуществлявшие коммуникацию между враждующими сторонами еще в догосударственный период, потому к ним особое отношение.

Сергей Данилов
Сергей Данилов

– Заботиться о безопасности посла на территории пребывания, как я понимаю, обязано государство, которое его принимает?

Данилов: Да, государство, которое его послало, обязано предпринимать меры защиты для своего дипкорпуса. Но за пределами здания посольства и жилища дипломата обеспечение безопасности – обязанность страны, в которой он пребывает.

– Был ли кто-то заинтересован в убийстве российского посла? Госпожа Анна Глазова, заместитель директора Института стратегических исследований, в интервью российским «Известиям» высказала мнение, что убийство Андрея Карлова могли организовать из-за его дипломатических успехов по примирению сторон сирийского конфликта. Успехом она называет, в частности, взятие Алеппо, коим региональные страны, стоящие за террористами, были крайне раздражены.

Данилов: Что в Турции, что в России очень любят объяснять, что кому выгодно. Но все страшнее, как мне кажется. Потому что, похоже, довольно большая часть населения Турции и других стран Ближнего Востока возмущены способом освобождения – или захвата, как кому больше нравится – Алеппо. Многие люди восприняли падение Алеппо и уничтожение повстанцев в восточной части города как личную трагедию.

– А при чем здесь российский посол?

Данилов: По мнению турецкого обывателя, Россия сделала решающий вклад в падение Алеппо. Более того, об этом турецкому обывателю ежедневно рассказывали государственные СМИ.

– И на чьей стороне в сирийском конфликте турки?

Эрдоган до последнего четко артикулировал, что будущее Сирии с Асадом невозможно, и надо договариваться с вооруженной оппозицией
Сергей Данилов

Данилов: Перед введением войск в Сирию был довольно длительный период, когда Эрдоган всячески поддерживал свержение Башара Асада, давал возможность беженцам пребывать на территории Турции. Давал трибуну и политические возможности для оппозиции. Эта политика длилась с 2011 года. Эрдоган до последнего четко артикулировал, что будущее Сирии с Асадом невозможно, и надо договариваться с вооруженной оппозицией. Перед вводом турецких войск в Сирию это сопровождалось кадрами и рассказами о зверствах сирийской армии и шиитской коалиции против суннитского большинства. Какое другое мнение могло сложиться у среднего турка – за исключением, допустим, Анталии, куда идет туристический поток из России, и курдских районов? Государство, государственные медиа представляли Россию как часть проблемы.

– Как вы думаете, убийца российского посла в Анкаре действовал в одиночку или за ним стоят какие-либо организации или страны?

Данилов: Длительное воздействие на человека СМИ, особенно отягощенное кадрами из Алеппо – достаточная причина, чтобы подвигнуть молодого человека, явно сформировавшегося в определенной религиозной среде, на такие действия. Для этого необязательно быть членом организации. Думаю, он скорее действовал в одиночку.

– После убийства посла в Москве встречались главы министерств иностранных дел России, Турции и Ирана. Звучали заявления о том, что министры собрались, чтобы обсудить завершение драмы в Сирии. Что изменилось? Скажется ли убийство на отношениях между Россией и Турцией?

Данилов: Кардинально – нет. Эти три страны собираются, чтобы решить судьбу Сирии, впервые за долгое время без участия Запада, то есть США, Европы, международных институций. Это беспрецедентный случай со времен как минимум распада СССР. Они хотят поделить Сирию на троих, с учетом своих интересов. Убийство посла лишь добавит к этой картине отдельные мазки, в частности, позволит России еще более легитимизировать свое присутствие в Сирии, еще более влезть в эту авантюру. Думаю, следует ожидать увеличения российского контингента в Сирии и усиления боевых действий.

– С нами на связи турецкий политолог, профессор Университета экономики и торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил. Тогрул-бей, как вы думаете, убийца российского посла одиночка или же связан с какой-то организацией?

Думаю, это организованный теракт. Кроме того, террорист шел на явную смерть – а его убийство позволяло замять след.
Тогрул Исмаил

Исмаил: Считаю, это не одиночка. Молодой человек, с не таким уж большим опытом работы полицейским, организовал такое серьезное нападение? Для этого нужно заранее узнать, когда точно появится посол, забронировать гостиницу, переодеться в спецохранника и дерзко проникнуть в помещение. Думаю, это организованный теракт. Кроме того, террорист шел на явную смерть – а его убийство позволяло замять след.

– Как убийство посла может отразиться на российско-турецких отношениях?

Исмаил: Была вероятность, что негативно – мы помним, какова была реакция на сбитый турецкой стороной российский самолет. Однако, и со стороны России, и со стороны Турции последовали довольно сдержанные заявления. Кроме того, трехсторонняя встреча министров иностранных дел в Москве состоялась. И Россия, и Турция заявили о продолжении сотрудничества по сирийскому вопросу и борьбе с терроризмом. Думаю, со стороны России будет некое давление на Турцию, в том числе, в сирийском вопросе.

– Может ли убийство посла повлиять на восстановленный туристический поток из России в Турцию? Будут ли предприняты дополнительные меры безопасности?

Исмаил: Уже приняты меры безопасности относительно дипкорпуса. Думаю, тут были просчеты как российской, так и турецкой стороны. Естественно, происходящее в Сирии вызывает недовольство широких масс. Потому охрана, как дипкорпуса, так и граждан, должна быть на высочайшем уровне с обеих сторон. Увы, тут были просчеты. Думаю, опасность для дипкорпуса России и Турции существует по всему миру.

– Сергей, может ли повториться ситуация со сбитым самолетом, когда были отменены все чартерные рейсы в Турцию из России?

Данилов: Не думаю. Другое дело, что россиянам на Ближнем Востоке угрожает довольно серьезная опасность. Их ассоциируют с Алеппо. Для многих это – черная метка. Волей-неволей граждане России становятся мишенью, как когда-то граждане США – хотя абсолютное большинство никак не связано с политикой своего государства.

– 19 декабря Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, согласно которой Россия признается государством-агрессором, а Крым – временно оккупированной территорией. За эту резолюцию проголосовала и Турция. То есть, турецкая политика достаточно разновекторна?

Данилов: Да, и Эрдоган будет выкручивать руки Путину точно так же, как Путин Эрдогану.

– Кто больше заинтересован друг в друге в рамках сирийского конфликта: Турция – в России или Россия – в Турции?

Данилов: Это динамическая величина, меняющаяся в зависимости от задач и приоритетов в каждый конкретный момент. Если говорить о товарообороте – Турция более заинтересована, и санкции со стороны России были для нее ощутимы, хоть и далеко не смертельны. Но во многих военно-политических, стратегических вопросах, вопросах безопасности Турции – есть что выложить на стол. А Эрдоган может изображать из себя человека, который решает очень многое.

– Удастся ли Турции, России и Ирану решить сирийскую проблему?

Данилов: Скорее всего, Путин попробует навязать свою повестку дня Тегерану и Анкаре – и побежать с этим к новой американской администрации, дабы получить карт-бланш. Вопрос в том, чтобы к началу работы новой администрации появился некий документ, который пока еще не сформирован. Времени не так много. Учитывая, что администрация Трампа может разрушить иранское соглашение, турецко-американские отношения – это будет сложно. Но получить карт-бланш на решение сирийского вопроса на какие-то полгода – вполне вероятно.

XS
SM
MD
LG