Доступные ссылки

Девять лет мама не сможет обнять сына

Одним из самых громких событий прошлого года стал арест Гияса Ибрагимова и Байрама Мамедова – молодых активистов, 10 мая 2016 года расписавших политическими граффити постамент памятника экс-президенту Гейдару Алиеву и осужденных, по мнению правозащитников, именно за это на 10 лет лишения свободы. Официально им предъявлено обвинение в хранении и распространении наркотиков.

Прошло уже 9 месяцев с ареста молодых активистов, на сегодняшний день продолжается суд по апелляционной жалобе Гияса Ибрагимова. Его мать – Шура Амирасланова рассказала РадиоАзадлыг о своих ожиданиях от данного суда и жизни сына в тюрьме.

«Я не думаю, что Апелляционный суд изменит приговор Гиясу. Приговор останется в силе. Не жду ничего хорошего. После решения Апелляционного суда Гияса из следственного изолятора отправят в колонию. Не знаю, есть ли в Азербайджане колония с нормальными условиями, соответствующими европейским стандартам?

10 января исполнилось ровно 9 месяцев, как Гияс находится в следственном изоляторе. Все это время я видела его за стеклом. Два раза хотела встретиться с начальником следственного изолятора, чтобы обратиться с заявлением о том, что хочу встретиться с сыном лицом к лицу, обнять его, ведь приговор уже вынесен. Но тюремные надзиратели сказали, что если мы подали на апелляцию, то считаемся жалобщиками, а в следственном изоляторе встреча разрешена только за стеклом.

Это ложь. Прямо перед моими глазами люди встречаются с родственниками лицом к лицу, два часа проводят вместе, пьют чай. Гияс сказал мне: «Мама, там есть другие варианты, на которые я не пойду». Гияс не захотел, я согласилась.

В защиту Гияса и Байрама в Европе проходят различные акции, кампании. То, что их осудили на 10 лет, сформировало плохое мнение о нашей стране в Европе и США. Мне кажется, наши власти должны были подумать о том, что незачем раздувать это до такого масштаба. Если осуждение двух молодых ребят за то, что они написали два предложения на каком-то памятнике, превратилось в Европе в сенсацию, наши власти должны были задуматься над этим, не приговаривать ребят к 10-летнему сроку. Ведь у них есть родители. Какой родитель захочет, чтобы его ребенка из-за двух слов осудили на такой срок? Я до конца буду поддерживать своего сына и готова ради него пойти даже на смерть.

Сейчас мой сын в тюрьме. Днем он обычно спит, потому, что из-за шума не может читать. Ночами же занимается переводами, читает, рисует. Гияса ограничили от повседневной жизни, но не от своего внутреннего мира. У него свой мир. Гияс всегда был закрытым человеком. Он любит одиночество, в одиночестве читать, рисовать, думать. Поэтому там он не очень скучает.

Новый Год мы не отмечали благодаря нашим властям. Какой праздник без Гияса? Я встретилась с ним после праздника, отнесла ему передачу и спросила, как он встретил Новый Год. «Сыром с хлебом», - ответил Гияс», - завершила рассказ Шура Амирасланова.

Салим Хагвердиев

XS
SM
MD
LG