Доступные ссылки

Георгий Бадридзе: «Историческое значение отмены виз выше практического»


Политолог, бывший посол Грузии в Великобритании Георгий Бадридзе

Подавляющим большинством голосов Европарламент сегодня поддержал предоставление Грузии безвизового режима со странами шенгенской зоны. В какой степени безвизовый режим может изменить грузинское общество, помочь ему в преодолении далеких от европейских ценностей взглядов и традиций?

ПРАГА---В какой степени безвизовый режим может изменить грузинское общество, помочь ему в преодолении далеких от европейских ценностей взглядов и традиций? Историческое и практическое значение вчерашнего решения Европарламента в рубрике «Гость недели» мы обсудим с политологом, бывшим послом Грузии в Великобритании Георгием Бадридзе.

Вадим Дубнов: Какое значение, какие реальные последствия для модернизации и истернизации Грузии может иметь это решение? Насколько массовым будет сам эффект?

Георгий Бадридзе: В первую очередь я бы хотел подчеркнуть, что для меня это решение будет иметь намного более значимый исторический эффект, чем практический. Это историческое явление, которое подтверждает, что Грузия, грузинский народ – это часть исторической Европы. Мы пытаемся вернуться в свой европейский дом на протяжении многих лет. Что касается практической стороны, это тоже будет иметь серьезное значение – то, что грузинским студентам, туристам, представителям бизнеса, науки, образования не нужно будет теперь стоять в очередях перед посольствами. Многие в Грузии знают о Европе из телевизора, если сказать прямо, а теперь у нас есть не только очень дешевые авиарейсы в Европу, но и практическая возможность туда поехать. И это не будет касаться только элиты и людей с финансовыми возможностями.

Вадим Дубнов: Но тем не менее вы сказали о студентах и бизнесменах, т.е. о людях, которые и так знали Европу…

Георгий Бадридзе: Я знаю очень многих людей, которые подумают поехать на несколько дней на отдых в Европу, – людей, которые до этого не стали бы забивать себе голову этой мыслью, потому что было намного проще поехать либо на лыжный курорт, либо на море. Теперь многим людям дана такая возможность.

Вадим Дубнов: Анализируя все последние события в Грузии, аналитики говорят, что Грузия все-таки в достаточной степени расколота, причем некоторые наблюдатели полагают, что в соотношении, близком к 50 на 50. Открытость Европы может повлиять на это соотношение?

Георгий Бадридзе: Я не знаю, откуда эти цифры – 50 на 50. В любой стране есть разные мнения, общество не всегда одинаково думает по вопросам, касающимся политики и развития. В Грузии, конечно, тоже есть люди, которые не будут стремиться в Европу. Тем, которые хотели, но до этого не могли, или для кого визовый барьер представлял достаточную проблему, чтобы не пытаться поехать в Европу, – вот когда эти люди будут иметь возможность посещать европейские города, я думаю, что это только сблизит Грузию с Европой.

Вадим Дубнов: Насколько важен будет, скажем, имущественный ценз, географический и возрастной – какими людьми пополнится армия тех, кто уже знает Европу?

Георгий Бадридзе: Конечно, молодежь будет главным инициатором этого процесса, и в первую очередь средний класс, который в большинстве своем и до этого смог бы поехать в Европу, если бы очень захотел. В практическом плане это не имеет такого значения, как в историческом, символическом. Для меня это очень важный исторический и символический момент.

Вадим Дубнов: По отношению к постсоветским государствам, которые сближаются с Европой, очень многие социологи говорили, что есть две Европы – Европа ценностей и Европа потребления. Европа потребления для многих постсоветских людей имеет гораздо большее значение…

Георгий Бадридзе: Знаете, я не вижу какого-нибудь противоречия между потребительской стороной этого и стороной ценностей. Те народы и страны, которые выбрали свободу и верховенство закона как основание своей государственности, в том числе, в материальном плане, они стали намного более успешными, чем те страны, где политическая система основывается на авторитаризме. Я думаю, что уловить связь между европейскими ценностями и уровнем их жизни можно без особых каких-то проблем.

Вадим Дубнов: Многие мои друзья в Тбилиси и в Грузии, поздравляя вчера друг друга, высказывали полушутливое опасение, что вот, вдруг теперь Россия омрачит нам эту радость и сама возьмет и отменит визовый режим.

Георгий Бадридзе: Если Россия решит открыть свои границы для граждан Грузии, было бы нормально, потому что Грузия остается, по-моему, единственной из стран, ранее входивших в СССР, с которой Россия имеет визовый режим. Опасностей я не вижу. Опасности кроются в другом – в том, что Россия никак не смирится с фактом независимости Грузии, и в течение 25 лет, не только при Путине, а с самого начала пыталась препятствовать становлению государства в Грузии.

Вадим Дубнов: Грузия все-таки достаточно консервативна. Как вы думаете, преодоление этой традиционности – вопрос поколений или вопрос нескольких лет или десятилетий?

Георгий Бадридзе: По-моему, преодолевать ничего не обязательно. Сама Европа развивалась со своей собственной скоростью, и несколько десятков лет назад то отношение, которое считается сегодня в Грузии консервативным, существовало и в Европе. Например, по 60-е годы отношение к сексуальным меньшинствам и многим вопросам в Европе было более или менее таким же, каким оно является в странах Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Да, Грузия уже в течение 25 лет меняет свое отношение ко многим вещам – это процесс эволюции. Я соглашусь с вами в том, что будут некоторые люди, которые просто никак не смогут принять новое мировоззрение, но это вопрос времени, обмена информацией и проникновения культур.

Вадим Дубнов: Тогда скажите, что со своей стороны Грузия должна была бы сделать для ускорения этого процесса, чтобы войти в резонанс?

Георгий Бадридзе: Во-первых, продолжать строить государство, основанное на праве, на демократических основах, и максимально поощрять образование, потому что без образования, без свободной циркуляции информации никаких перемен к лучшему не будет. Так что, по-моему, мы должны просто продолжать идти вперед, в том числе, в построении открытого общества, которое будет более близким к европейским ценностям.

XS
SM
MD
LG