Доступные ссылки

Право на жизнь. А право на смерть? или 'Дайте без боли умереть…'


Иллюстративное фото

Иллюстративное фото

24 февраля этого года в Баку 65-летняя Хагигат Гасымова, проживающая в одном их жилых домов на проспекте Нобеля, покончила собой. По словам близких, покойная страдала тяжелой формой сахарного диабета, в результате чего плохо видела, потеряла чувствительность нижних конечностей, да и сердце пошаливало. Она жаловалась на боли в почках.

Женщина облила себя керосином и подожгла. Врачи скорой помощи, прибывшие на место происшествия, констатировали ее смерть.

Двумя днями ранее житель села Гаябаш Шекинского района Амиль Джафаров повесился в собственном доме. Как выяснили местные правоохранительные органы, у мужчины было онкологическое заболевание.

Суициды, к сожалению, далеко не редкость в Азербайджане, как и во всем мире. Причины самоубийств самые разные: безответная любовь, предательство любимого человека, банковский кредит, банкротство… У последней черты оказываются и тяжелобольные люди, на излечение которых нет никакой надежды. Они не выдерживают постоянных сильных болей, сковывающих сознание и волю. По данным ВОЗ, 80% умирающих от рака испытывают нестерпимые боли, и нуждаются в сильных опиоидных анальгетиках. Человек, испытывающий нестерпимую боль, должен быть обезболен в течение двух-трех часов вне зависимости от времени суток, дня недели, диагноза, возраста и прочих факторов.

Недоступность обезболивающих препаратов - одна из причин, по которым безнадежно больные люди в нашей стране сводят счеты с жизнью. Проблема заключается в том, что сильнодействующие обезболивающие средства находятся в списке правительственной комиссии по борьбе с наркотиками - перечнях веществ, оборот которых в Азербайджане ограничен. Врачи-онкологи неохотно выписывают рецепты на получение морфина. А больные страдают от мучительных болей.

По данным Госкомстата, на сегодня число зарегистрированных в стране онкобольных превышает 38 тысяч человек, тогда как в 2013 году этот показатель составил 34681.

Ежегодно выявляются порядка 8 тысяч новых случаев рака той или иной формы. Количество онкобольных в республике увеличилось более чем на 20% всего за пять минувших лет.

В местной масс-медиа то и дело поднимается волна обсуждения: разрешать или нет эвтаназию (прекращение жизни тяжелобольного человека с его согласия) в Азербайджане.

По этому поводу высказываются полярные мнения: те, кто поддерживает это предложение, приводят пример Европы, где в ряде стран (Албания, Бельгия, Нидерланды и Швейцария) она официально разрешена и считается правом человека на смерть. Врач-онколог Наиля Дадашева заявила РадиоАзадлыг, что в ее в практике были случаи, когда больные умоляли ее о том, чтобы им ввели укол, чтобы все закончилось. У нас эвтаназия запрещена законом, однако, глядя на страдания умирающих людей, порой задумываешься, может лучше ввести такую практику, чтобы люди так не мучались?

Противники же этого метода приводят аргументы религиозного, нравственного, медицинского характера. Мол, как ни крути, это же убийство, лишение жизни. По мнению главврача Национального центра онкологии Азада Керимли, азербайджанское общество не готово к нововведению, а менталитет и сама религия вообще против такой кончины человека. Надо до конца бороться с болезнью и не терять надежды на выздоровление.

Конечно, можно обойтись без эвтаназии, если в стране действовала бы паллиативная служба и хосписы, предоставляющие комплексное лечение и уход за людьми со смертельными и хроническими прогрессирующими заболеваниями. Пару лет назад Министерство здравоохранения заявило о плане по созданию такой службы. Но дальше обещаний дело не пошло. Страна готовилась к Европейским играм, а затем к «Формуле I», на организацию которых были потрачены сотни миллионов манатов. А сейчас идет подготовка в Исламиаде -2017 (V Исламские игры солидарности). В этих условиях не до онкологических и прочих больных, не до новой службы для облегчения страданий людей.

К тому же из-за экономического кризиса урезали средства, выделенных на сферу здравоохранения, есть проблемы с обеспечением больных сахарным диабетом и туберкулезом лекарствами.

Паллиативная помощь предусматривает меры по улучшению качества жизни пациентов: обезболивание, коррекция их психоэмоционального состояния. Следует учесть, что в таких услугах нуждаются не только больные раком, но и люди с хронической почечной недостаточностью, ВИЧ-инфицированные, больные с рассеянным склерозом, с печеночной недостаточностью, циррозом печени....

Сегодня тяжелобольные на термальной стадии умирают дома, без действенной медицинской помощи. Лишать умирающего возможности покинуть этот мир без боли, выписывать его из больницы домой за пару недель или дней до смерти – это, куда большая жестокость, чем эвтаназия. Мы часто говорим о сострадании и сочувствии к больному человеку, но почему нельзя закончить эти мучения человека, если он об этом попросит?

По мнению главы Правозащитного центра Азербайджана Эльдара Зейналова, есть решения, выбирать которые должны сами люди. В этом вопросе невозможно что-либо утверждать. У нас до сих пор и не было такого опыта. Надо провести широкие обсуждения по данной проблеме, выяснить отношение людей к эвтаназии, ведь наши взгляды на многие вещи поменялись. В некоторых странах существует подобная практика, но там проводилась длительная просветительская работа. Общество предварительно следует подготовить к этому.

Эллада Алекперова

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG