Доступные ссылки

Видеоблогера осудили за клевету – кто следующий?


"Арест камеры". Карикатура Гюндюза Агаева

Точка Али Гасанова в печальной судьбе азербайджанской демократии

Статья 147 (клевета) Уголовного кодекса Азербайджана проявила себя в действии. Блогер Мехман Гусейнов осужден на два года заключения за то, что якобы оклеветал полицию. Наблюдается редкий за многие годы случай уголовного преследования в Азербайджане – до этого неугодным общественным деятелям и журналистам подсовывали наркотики, обвиняли в налоговых преступлениях, в драках и нарушениях общественного порядка. На этот раз власти решили испробовать плоды национального законотворчества.

«Нигде на европейском пространстве граждане не подвергаются уголовному преследованию за оскорбление или клевету», - сказал в беседе с РадиоАзадлыг специалист в области медийного права Алескер Мамедли.

Несложно представить впечатляющие перспективы, что открываются перед остатками гражданского общества с началом применения этой статьи. А ведь кроме статьи 147 (клевета), существует ст. 148 (оскорбление) УК. Действует статья 323 Уголовного кодекса, защищающая честь и достоинство президента страны.

Расправившись, таким образом с телевидением, газетами, радио, превратив их в средство массовой дезинформации и правительственной пропаганды, азербайджанские власти перешли в наступление на интернет

Приходится повторять снова и снова - ни в одной цивилизованной стране такие статьи не входят в Уголовный кодекс. Максимум, что может грозить за клевету и оскорбление – это административная и гражданская ответственность. Однако местным законодателям такого «безаналогового» подхода оказалось недостаточно. Убив зачатки свободы в СМИ, превратив журналистов в бесправную, нищую, управляемую и непрофессиональную взвесь, власти завершили задачу инфантилизации СМИ, распределив средства массовой информации среди чиновников и полностью закрыв свободный доступ к рекламному рынку. За редкими исключениями, все СМИ в Азербайджане финансируются из одного источника – Фонда государственной поддержки при Президенте Азербайджана или же из личных средств олигархов, привязанных к властным структурам. Расправившись, таким образом с телевидением, газетами, радио, превратив их в средство массовой дезинформации и правительственной пропаганды, азербайджанские власти перешли в наступление на интернет.

Удушье профессиональной журналистики привело к тому, что социальные сети и авторские блоги стали единственным относительно свободным и адекватным источником информации. Этот факт не может не беспокоить. Не случайно в Уголовный кодекс АР добавлена статья 148.1, предусматривающая уголовное наказание за клевету в интернете. «Сегодня те, кто хочет высказать мнение и оклеветать кого-то, предпочитают делать это через интернет, где царит атмосфера безответственности», - комментировала вице-спикер Милли Меджлиса Бахар Мурадова новые изменения в Уголовный кодекс.

Приговор видеоблогеру последовал за ужесточением законодательства – это событие стало лакмусовой бумажкой новой тенденции. Чиновники-олигархи переходят в наступление на гражданское общество, вооружившись законодательством. Теперь на смену надуманным обвинениям приходят «законные». На самом же деле статьи 147 (клевета) и 148 (оскорбление) УК и прочая подобная «самодеятельность» в корне незаконны потому, что нарушают основной документ Совета Европы – Европейскую конвенцию по правам человека и требования закона «О диффамации», единые для всех стран европейского пространства.

Закон «О диффамации», будь он принят, обеспечил бы свободу слова, журналисты могли бы спокойно работать, не опасаясь уголовного преследования

«Деятельность массмедиа в демократических странах регулируется законом «О диффамации». Упомянутый закон должны были принять в Азербайджане еще в 2012 году, но не сделали этого, - сказал Мамедли. - Закон призван вывести деятельность СМИ из плоскости уголовного преследования в гражданское законодательство. Страны постсоветского пространства, где был принят закон «О диффамации», изъяли из Уголовного кодекса статьи о преследовании за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации. В Азербайджане же, напротив, эти статьи не только остались в Уголовном кодексе, но были ужесточены».

Закон «О диффамации», будь он принят, обеспечил бы свободу слова, журналисты могли бы спокойно работать, не опасаясь уголовного преследования. Они несли бы гражданскую и административную ответственность. В Азербайджане принятие цивильного законодательства отложили в долгий ящик, развязав руки произволу.

Позиция власти по этому поводу отразилась в заявлении помощника президента по общественно-политическим вопросам Али Гасанова, считающего, что в Азербайджане нет условий для принятия такого закона. «Результаты общественных обсуждений показали, что принятие такого закона в то время, когда участились случаи оскорбления людей на страницах прессы, экономическая независимость медиа слаба, а политическая поляризация сильна, может вызвать противоположный эффект и усугубить ситуацию», - сказал.

«Мехман Гусейнов был арестован на основании конкретного обвинения, и в ходе судебного расследования был доказан преступный характер его действий. Решением суда М.Гусейнов был лишен свободы на 2 года», – заявил Гасанов, поставив свою точку в печальной судьбе азербайджанской демократии.

Шаин Мамедов

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG