Доступные ссылки

или почему государство не защищает жертв домашнего насилия?

Совсем недавно жительница апшеронского села Бина Нигяр Салимова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям – авт) устав от издевательств и побоев мужа, забрала двухлетнюю дочь и ушла из дома. Отец не принял ее обратно, считая позором ее уход из семьи, а сестра, которая вместе с тремя детьми жила в однокомнатной квартире, посоветовала ей пойти к тете.

Но молодая женщина села автобус, приехала к метро станции Кёроглу, спросила у людей где найти место для временного проживания. Какая-то женщина вызвалась сопроводить ее и привела прямо к дверям приюта НПО «Чистый мир». Хорошо, что здесь оказалась свободная комната, куда ее и малышку поместили. В каком-то смысле ей повезло, иначе сотрудникам приюта пришло бы обзванивать другие аналогичные службы, чтобы найти убежище для Нигяр.

Как сообщила РадиоАзадлыг руководитель НПО Мехрибан Зейналова, не было случая, чтобы жертвам бытового насилия в этом приюте не помогли и не дали помещение для проживания. Но с годами делать это становится все труднее, потому что число обращающихся за помощью растет, ведь в Баку приезжают пострадавшие от мужей женщины из всех регионов Азербайджана.

В стране количество шелторов и кризисных центров крайне мало, их можно перечислить пальцами одной руки. Это убежище НПО «Чистый мир» для жертв бытового насилия, «Умид ери» для беспризорных детей, Реинтеграционный центр НПО «Союз детей Азербайджана», центр «Тямас» для бездомных в Гяндже и приют МВД для жертв торговли людьми. Как видно, все эти приюты отличаются по контингенту нуждающихся в помощи.

По словам Зейналовой, учитывая тяжелое экономическое и социальное положение в стране, нельзя исключить, что брошенных на произвол судьбы людей станет больше. Ведь из дома выгоняют не только женщин с детьми, но и стариков. И такая тенденция уже наблюдается, о чем свидетельствует ежемесячная сводка МВД.

О серьезности положения с организацией комплексной помощи людям, оказавшимся в критической жизненной ситуации, говорит и директор Реинтеграционного центра НПО «Союз детей Азербайджана» Кямала Агазаде. По ее словам, социальных проблем в республике немало, их решение требует оперативности, финансовых средств. Отодвигание на второй, а то и на пятый план проблемы с приютами для жертв домашней тирании, трафикинга, усугубляет положение в обществе. Об этом говорят юристы, эксперты и депутат, но картина не меняется. Остро не хватает таких служб. В Баку действуют 2-3 таких приютов, а в регионах за исключением Гянджи вообще таковых нет.

Следовательно, необходимо создавать как под эгидой местных НПО, так и подразделений Министерства труда и социальной помощи населения региональные шелторы. Не обязательно в каждом районе, хотя бы один приют на 3-4 района. Тогда женщинам из проблемных семей, которых, кстати, и провинции хватает, будет куда обращаться за юридической, психологической и пр. помощью.

К сожалению, сегодня Реинтеграционный центр находится под угрозой закрытия, Причина проста - не хватает финансовых средств на оплату аренды и коммунальных услуг. Госфинансирование этой программы сократилось.

По европейской статистике, женщины обращаются за помощью лишь после седьмого случая насилия. В Азербайджане жены еще терпеливее, и потому с мужьями-тиранами живут годами. А потом, когда во времени затягивается все, то у женщины происходят психологические изменения, и ей уже сложно психологически вырваться из этой ситуации. Для таких женщин на Западе и существуют кризисные центры, где им помогают справиться с психологической травмой и, если необходимо, предоставят временное убежище. Но таких центров в нашей стране нет.

Озабоченность дефицитом социальных приютов в Азербайджане высказали и в Госкомитете по проблемам семьи, женщин и детей. Как сообщил сотрудник одного из отделов ведомства Рахил Сулейманзаде, по данным МВД, в прошлом году зарегистрировано свыше 4100 конфликтных семей, в которых совершены бытовые насилия. По каждому факту проводится расследование.

Что интересно, Госкомитет не может предоставить жилище для временного проживания жертве домашней тирании, таких центров в его введении нет. Тогда в чем заключается помощь этого госоргана спасающимся от побоев мужей женщинам? По словам Сулейманзаде, если такое обращение поступает в ведомство, то оно перенаправляется в районный отдел полиции для разбирательства. Затем эта семья регистрируется как проблемная. А дальше…

А дальше ничего. Ни убежище, ни охранного ордера для защиты от мужа-тирана женщине не предоставляется. Вся работа сводится к примирению сторон. Но спокойствие в доме длится недолго. В результате отчаявшаяся женщина кончает жизнь самоубийством.

Но есть еще одно ведомство, по назначению и кругу обязанностей несущее ответственность за положение в этой сфере. Это Минтруда и социальной защиты населения, руководимое Салимом Муслимовым, который так убедительно рассказывает о материальном благополучии пенсионеров, снижении уровня безработицы, малоимущих семьях, почему-то месяцами не получающих пособие. На обращение РадиоАзадлыг по данному вопросу сотрудники министерства отказались ответить.

Вывод однозначен: государство дистанцируется от этой проблемы, перекладывая ее решение на гражданские институты, которые в сложившееся ситуации остались без финансовой поддержки.

Эллада Алекперова

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG