Доступные ссылки

У нас свой особый Путин


Президент России Владимир Путин (слева) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Алматы, 27 февраля 2017 года.

Почему в Казахстане так одержимы президентом совсем другой страны.

В Казахстане о нем думают и говорят постоянно, но во время визитов, не таких уж редких, количество упоминаний о нем в несколько раз превышало бы допустимую норму приличий, если бы таковая норма существовала в природе. В то время как Владимир Путин катается на лыжах на алматинском Шымбулаке или взбирается на «Байтерек» в Астане, ни у кого в Казахстане нет шанса не слышать и не видеть эту фамилию, спрягаемую на все лады. И в последнюю очередь это делает пресса. Одержимость Путиным у нас именно что людская, юзерская, народная.

Одно время мы в Esquire.kz следили за поисковыми запросами казахстанцев и делали аналитические обзоры. Социологи давно уже считают их важным дополнительным источником информации о людях и их привычках. У нас же в отсутствие науки социологии и достоверных опросов населения этот источник — практически единственный. Узнать наверняка, чем живут простые казахстанцы, что они любят, а что ненавидят, чего хотят и о чем мечтают, можно только так — из поисковых систем и социальных сетей.

Если убрать тех, кто набирает фамилию казахстанского лидера в силу учебной необходимости, то Путин, как минимум, идет наравне с ним.

Когда дело дошло до вопроса, кем из политиков интересуются казахстанцы, наш автор, эксперт Марат Шакен, представил расклад, высчитанный бесстрастным алгоритмом, который показывал, что казахстанцы больше всего интересуются Нурсултаном Назарбаевым и Владимиром Путиным. Именно в таком порядке: сначала Назарбаев, потом Путин — что утешало. Но когда мы начали анализировать данные, то обнаружили, что первенство казахстанского президента держится за счет учеников, студентов и исследователей — на это указывали сопутствующие слова в запросах: «реферат», «мангилик ел», «программа 2030», «обращение к нации», etc. Если убрать тех, кто набирает фамилию казахстанского лидера в силу учебной необходимости, то Путин, как минимум, идет наравне с ним.

Путин — суперзвезда в Казахстане, хотите вы того или нет.

Его любят и ненавидят, превозносят и проклинают, о нем постоянно думают и пишут миллионы казахстанцев. За него уже даже сидят. Три года лишения свободы актюбинцу Санату Досову абсурдны и несправедливы, но только задумайтесь: человек каждый день садился за компьютер и писал нечто оскорбительное про президента другой страны. Дело не в том, что писать оскорбительно про президента другой страны нельзя, хотя определенная этическая неловкость есть, если вы не можете при этом писать оскорбительно про президента своей страны, — главное, нельзя столько времени думать про президента другой страны. Жить с мыслями о нем и каждый раз на вопрос «о чем вы думаете?» отвечать: о нем, о нем и еще раз о нем. И если текст очередного поста негативный, а он, вероятно, негативный, это ничего не меняет: во-первых, любовь и ненависть — две стороны одной медали, а во-вторых, современному алгоритму нет дела до характера цитируемости.

Страх – чувство, которым легко манипулировать. И политики давно уже научились использовать эти коллективные фобии.

У нас простые, казалось бы далекие от политики люди на удивление подробно осведомлены о внутренних делах в России, поименно знают руководителей регионов и депутатов Госдумы и любят комментировать даже сугубо домашние российские проблемы. Миллионы запросов, тысячи постов и статей ежедневно, за которыми стоит не живой интерес: это сложный запутанный клубок чувств, именуемых навязчивым состоянием и, в конечном счете, страхом. У одних так и не побежденный страх оказаться обычным национальным меньшинством, что после имперского прошлого психологически тяжело дается. У других так и не преодоленный страх потерять независимость, видимо слишком легко доставшуюся. Страх — чувство, которым легко манипулировать. И политики давно уже научились использовать эти коллективные фобии.

Конечно, события в Украине подогрели навязчивые состояния, но постоянно поддразнивать Казахстан насчет северных территорий соседи начали давно — это делают, собственно, все 25 лет «дипломатических отношений», в ознаменование которых Путин и приехал в Алматы на этот раз. Политические деятели России среднего калибра периодически выдают провокационные заявления в адрес Казахстана. Очередной выпад, как правило, совпадает с какими-нибудь политическими сложностями или переговорами. Владимир Жириновский всегда очень вовремя вспоминал про русских Казахстана.

В России девяностых были две любимые мозоли для бывшей братской, самой в общем-то лояльной и уступчивой республики — транзитный нефтяной вентиль и «русский вопрос».

В России девяностых были две любимые мозоли для бывшей братской, самой в общем-то лояльной и уступчивой республики — транзитный нефтяной вентиль и «русский вопрос». И не первой свежести слова члена ЛДПР Павла Шперова тоже, скорее всего, не случайны, а вызваны, к примеру, арестом бывшего заместителя администрации президента Баглана Майлыбаева. Того подозревают в незаконном сборе, распространении и разглашении государственных секретов в пользу другого государства — какого именно государства, с самого начала было секретом Полишинеля, несмотря на настоящий гриф секретности. В Астане не побоялись ареста — хотя можно было тихо «уйти» Майлыбаева, — но поостереглись открыто называть страну и устраивать громкий шпионский скандал. Следствие до сих пор не разъяснило подробности дела, которое пусть и секретное, но требует объяснений. Объяснять же будет нелегко, ведь невозможно на протяжении всего судебного процесса, а затем приговора ограничиваться туманной формулировкой про некое соседнее государство. А назвав государство официально, надо будет как-то реагировать. Потому что вербовать высокопоставленных чиновников союзнического государства нехорошо, — значит, не такое уж оно союзническое.

Кроме Майлыбаева, есть еще его бывший подчиненный в администрации президента Галихин, социальные сети которого были наполнены борьбой за «русский мир». А еще есть осуждённые участники военного конфликта в Донбассе и разного рода маргиналы, писавшие в Интернете что-нибудь ужасно сепаратистское. С другой стороны, нелюбителя Путина тоже вот осудили. В Казахстане это зовется симметрией — всем сестрам по серьгам, каждому Сеньке по шапке. И те и другие стали жертвой собственной борьбы за «русский мир» или борьбы с «русским миром», про который ни на Шымбулаке, ни на официальных встречах президентов, как обычно, ничего не было сказано. Только мир, дружба, товарооборот.

Русские в Казахстане никогда не были объектом серьезного исследования и обсуждения, зато регулярно становятся разменной монетой в политических играх. Они — топливо, на котором ярко горит звезда Путина в Казахстане.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

XS
SM
MD
LG