Доступные ссылки

Намазхана для иностранцев


Указатель на молельную комнату в пресс-центре по переговорам по Сирии. Астана, 24 января 2017 года.

В Астане на время проведения сирийских переговоров организаторы из министерства иностранных дел постарались создать гостям комфортные условия, в том числе для иностранных журналистов открыли молельные комнаты. В Казахстане при этом запрещено молиться вне специальных культовых сооружений.

УВАЖЕНИЕ К ГОСТЯМ

На освещение переговоров по урегулированию сирийского военного конфликта в Астану приехало 389 иностранных журналистов. Часть из них представляли шестнадцать арабских СМИ.

Пока переговоры 23 и 24 января в Астане проходили за закрытыми дверями, журналисты ожидали спикеров в холле отеля «Риксос» или работали в пресс-центре в соседнем здании Казмедиа центре. Здесь и отвели молельные комнаты. Они были расположены по разные стороны пресс-центра. Несколько указателей показывали, куда надо идти женщинам, а куда мужчинам, чтобы совершать намаз.

Журналисты, приехавшие в Астану освещать переговоры по Сирии, работают в пресс-центре. 23 января 2017 года.
Журналисты, приехавшие в Астану освещать переговоры по Сирии, работают в пресс-центре. 23 января 2017 года.

Пресс-секретарь министерства иностранных дел Казахстана Ануар Жайнаков сказал Азаттыку, что молельные комнаты открыли в пресс-центре из уважения к журналистам из исламских стран. Оказалось, что предварительно в пресс-центр был приглашен сотрудник министерства религий и гражданского общества, чтобы определить, как и где лучше разместить комнаты для молитвы.

В УГЛУ ПОД ЛЕСТНИЦЕЙ

Шесть лет в Казахстане действует закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», который среди прочего запретил молельные комнаты в государственных учреждениях. Власти Астаны, когда вводили в действие этот закон, распространили сообщение, что «в соответствие с законом, богослужения, религиозные обряды и церемонии проводятся в культовых сооружениях или на специально отведенной им территории», а все остальные места будут закрыты. Местные власти потребовали, чтобы с ними согласовывали расположение помещений для проведения религиозных обрядов за пределами культовых зданий.

Молельные комнаты стали закрывать в домах престарелых и тюрьмах по всему Казахстану, там их переоборудовали в библиотеки, комнаты воспитательной работы, бытовые, подсобные и другие помещения. С принятием закона почти сразу закрыли две молитвенные комнаты для мусульман и православных в алматинском доме-интернате для людей с ограниченными физическими возможностями и проблемами психического здоровья.

Женщина совершает намаз во дворе Алмалинского районного суда, в котором рассматривается дело узбекских беженцев-мусульман. Алматы, 28 декабря 2010 года.
Женщина совершает намаз во дворе Алмалинского районного суда, в котором рассматривается дело узбекских беженцев-мусульман. Алматы, 28 декабря 2010 года.

Религиовед Кайрат Жолдыбай в декабре прошлого года на сайте Abai.kz написал пост, что был вынужден совершать намаз в аэропорту Астаны «в углу под лестницей, ведущей на чердак здания», так как в аэропорту столицы намазхана закрыта. Кайрат Жолдыбай говорит Азаттыку, что в аэропорту Астаны намазхана закрыта до сих пор, а в Алматы — открыта. Религиовед добавил, что надо еще проверить их работу, может что-то изменилось.

Пресс-секретарь министерства религий и гражданского общества Ержан Байтан отрицает, что молельные комнаты в Казахстане закрыты. Говорит, что, по закону о религии, они должны находиться в 300 метрах от государственных учреждений, школ и больниц. По его словам, молельные комнаты действуют в аэропортах и торговых центрах. Отрицает он также и штрафы за молитвы вне культового места.

— Мы же светское государство и каждый имеет право верить или не верить, сам себе выбирает религию. Есть некоторые запрещенные виды —религиозные объединения, но молиться никто не запрещает, — говорит Ержан Байтана.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ НОРМЫ

Правозащитник Евгений Жовтис говорит, что власти Казахстана всегда могут объяснить создание молельных комнат с юридической точки зрения, в том числе международными соглашениями и правилами. «И будут правы», - говорит он. Правозащитник напоминает, что Казахстан находится в системе международного права, в рамках большого количества международных договоров, которые по правовому статусу выше национального законодательства, кроме Конституции.

Указатель на молельную комнату в пресс-центре по переговорам по Сирии. Астана, 24 января 2017 года.
Указатель на молельную комнату в пресс-центре по переговорам по Сирии. Астана, 24 января 2017 года.

— Разрешая международным журналистам и дипломатам молиться там, где они хотят, в том числе и в государственных учреждениях, гостиницах, они демонстрируют, что это можно и ничего страшного не происходит. Ничьи другие права не нарушают, нормальным образом обеспечивают права верующих, в отличие от своих верующих. Права верующих оказываются задвинутыми, вплоть до того, что религиозные собрания в частных домах нельзя проводить. Это классический пример, что для международного сообщества мы принимаем современные нормы по правам человека, а для своих не принимаем, — говорит Азаттыку Евгений Жовтис.

Правозащитник считает, что надо подтягивать внутренние правила с точки зрения права на свободу совести и вероисповедания, а также менять репрессивный, по его мнению, закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях».

Этот закон, который был принят в 2011 году, вызвал критику со стороны общественности и мирового сообщества за ограничения, в том числе из-за обязательной регистрации религиозных объединений. Международные правозащитные организации до сих пор причисляют Казахстан к несвободным странами за то, что на основании закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» многие верующие подвергаются гонениям.

P. S. После публикации материала автору статьи позвонили из министерства иностранных дел Казахстана. Пресс-секретарь МИД Ануар Жайнаков сообщил со ссылкой на министерство по делам религий и гражданского общества, что «в государственных учреждениях намазхана может открываться временно, на период международных мероприятий, таких например, как съезд религий и прочее», а в обычные дни молельные комнаты «разрешается устанавливать в отдалении, на расстоянии 300 метров от госучреждений». Жайнаков добавил, что Казмедиа центр, где в дни переговоров по Сирии открыли намазханы, не является государственным учреждением. Репортеру Азаттыка предложили внимательно перечитать закон о религиозной деятельности, но не смогли уточнить, в какой именно статье регулируется временное существование молельных помещений. Накануне в министерстве по делам религий и гражданского общества также не смогли назвать нормы, согласно которым практика применения закона может меняться для иностранных гостей.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG