Доступные ссылки

'В Сабунчинской полиции совершают унижающие человеческое достоинство действия'


Эльчин Гасымов

Эльчин Гасымов

«В «бандотделе» (так раньше в народе называли Главное управление по борьбе с оргпреступностью – ред.) меня подвергли немыслимым пыткам, чтобы получить от меня показания против Тале Багирзаде (имеется ввиду Тале Багиров – ред.) и Али Керимли (Председатель ПНФА -ред.). Мне советовали сказать, что Тале Багирзаде раздавал нам оружие. Говорили, «у тебя маленькие дети, скажи это и через короткое время мы тебя отпустим, пойдешь к своим детям». Я сказал, но ведь и у Тале есть маленькие дети. Как я буду говорить ему в лицо то, чего не было? Однажды мне сказали, «знаешь, что вас Али Керимли сдал, ты должен дать против него показания». Я сказал, что видел этого человека всего раз, на съезде ПНФА, поздоровался. Какие показания я могу дать против него? Аллах велик, слава ему, что я вынес все пытки и ни против кого показаний не дал». Это показания председателя Правления Движения «Мусульманское единство» Эльчина Гасымова. Он был допрошен 27 января на процессе второй группы, проходящей по Нардаранскому делу в Бакинском суде по тяжким преступлениям. В этой группе наряду с Эльчином Гасымовым перед судом предстали еще 11 человек. Дело рассматривается под председательством судьи Маила Байрамова.

Смотрите также:​ Нардаранский узник обратился в посольства

Если бы это оружие было у нас, мы бы Карабах отвоевали

Эльчин Гасымов говорит, что перед судом предстали невиновные люди, а все обвинения против них сфабрикованы: «Будто мы создали незаконную организацию под названием «Движение мусульманское единство». Эта организация осуществляла антиконституционную деятельность и намеревалась создать шариатское государство. Клянусь Аллахом, что все то неправда. Все это пишут, но никаких доказательств не приводят. На нас навесили фантастическое оружие, если бы хоть часть этого оружия была у нас, мы бы Карабах отвоевали». После учреждения Движения в январе 2015 года, мы дважды обращались в Минюст для его госрегистрации, имеются и соответствующие официальны ответы министерства на запросы. Эльчин Гасымов коснулся и своего ареста, сказав, что 5 ноября 2015 года между 19 и 20 часами вечера возвращался домой и увидел, что возле дома его ждут полицейские: «Одного я знал, он был сотрудником 14 отделения. Он сказал, что начальник меня видеть хочет. Я спокойно сел в машину, и мы поехали. Меня повезли не в отделение, а в Управление полиции Сабунчинского района. Как только мы туда доехали, ничего не сказав, 10-12 человек напали на меня. Я спросил, что я сделал, какое преступление совершил? Сказали, что «ты нам мешаешь, справедливое общество хотите, пытаетесь создать справедливое общество, кто вы такие, что про справедливое общество говорите?» Они так со мной обращались, словно они были представителями другой нации, а я их враг. Примерно полчаса меня подвергли немыслимым пыткам».

Смотрите также: 'Нардаранское дело -2 ': 'Это обвинение, подготовленное теми, кто устроился на работу на деньги проданных бычков'

По словам Эльчина Садыгова, на следующий день был составлен административный протокол. Там написали, что он вышел из мечети и стал ругаться, двое полицейских призвали его к порядку, однако он не подчинился и его задержали. Суд санкционировал административный арест на 30 суток.

27 ноября, на следующий день после кровавых событий в Нардаране, прокуратура выступила с протестом, попросив отменить административный арест и возбудить против Эльчина Гасымова уголовное дело: «В поданном протесте ссылались на показания полицейского, который будет допрошен 28 ноября. Прокуратура пишет, будто я 5 ноября перед зданием Сабунчинской полиции нанес повреждение полицейскому оружием или чем-то похожим на оружие. Фальсификация может быть, но не до такой же степени. В решении по административному аресту написано, что я около 20 часов уже был доставлен в полицию. В таком случае, как я мог оказаться перед управлением в 22 часа? Что за страна, что за неуважение к законам? Следствие и суд по нашему делу буквально растоптали законы».

Смотрите также:​ Пропал сторонник Тале Багирова

“Будто в следизолятор Бен Ладена доставили

Вслед за этим началось уголовное дело, на период предварительного следствия был избран арест сроком на три месяца. «После суда меня привезли в изолятор временного содержания Управления полиции Сабунчинского района. Там полицейский сообщил мне, что гаджи Тале и гаджи Зуьфугар убиты. Я ответил, что все умрут, главное, чтобы уйти из жизни с честью и достоинством». Оттуда меня привезли в Бакинский следизолятор в Кюрдаханы. Нас так представили, будто в следизолятор Бен Ладена доставили. В следизоляторе, в «карантине» есть место для прогулок. Под ногами асфальт, а верх открыт. Там к земле прикреплена скамейка. Представьте ноябрьский холод, открытый воздух, меня пристегнули наручникам к скамейке и продержали в легкой одежде до утра».

4 декабря его доставили в Главное управление по борьбе с оргпреступностью, где в течение 10-ти дней ежедневно подвергали пыткам: «Есть разные виды пыток. Там подвергали таким пыткам, о которых и говорить не хочется. Слава Аллаху, что я смог выдержать и не дал ни против кого. Лишь когда мне стали угрожать арестом отца, я дал показания в связи с оружием, которое было якобы найдено у нас дома, что нашел его на мусорке.

Смотрите также:​ Депутат: 'Сбившиеся с пути истинного пусть намотают на ус'

Будто бы 3 декабря у нас дома под матрасом была обнаружена граната, пистолет «Макаров», брошюра под названием «Обращение Гаджи Тале».

По словам Эльчина Гасымова, брошюры под названием «Обращение Гаджи Тале» вовсе не существует. Это потом правоохранительные органы сами все придумали: «Там от имени Тале Багирзаде написано – «положить конец мучениям Эьчина Гсымлы и Эльмана Агазаде». Эльман Агазаде был арестован после Тале Багирзаде. Каким же образом, он мог изначально требовать в своей брошюре положить конец мучениям против Агазаде? Если эта брошюра была подготовлена после моего ареста и там выражен протест против совершаемых против меня действий, то каким образом она могла оказаться в моем доме? И оружие, и брошюру они подложили сами».

Смотрите также: Сторонники Тале Багирова все еще не найдены

“Все полы в Управлении полиции протерли нашими телами

В своих показаниях член Правления Движение Мусульманское Единство Ага-Али Яхъяев сказал, что в связи с арестом Эльчина Гасымова он 5 ноября пришел к зданию Сабунчинской полиции, где и был арестован. По его словам, все обвинения ложь и клевета. Он рассказал и о пытках, которым был подвергнут: «Нашу одежду разорвали и раздетыми повели в полицейское управление. В отношении нас совершили невиданную в Азербайджане несправедливость. Все полы в управлении полиции вытерли нашими телами. Совершали унижающие достоинство, аморальные действия. На теле не было места, куда бы не подключали ток. Люди, не имеющие достоинства, хотели отнять наше достоинство. Они совершали низость похлеще, чем армяне. Они совершали действия, соответствующие их сути». Ага-Али Яхъяев заявил, что даже пожизненное заключение не заставит свернуть их с избранного пути. Власти в Азербайджане стараются создать пропасть между народом и богомольными: «У нас не было ни оружия, ни брошюр. Наше оружие наше слово. Что касается брошюры, то она плод их воображения. Мы никогда против государственности не выступали».

Смотрите также:​ 'Приговоры по Нардарнскому делу были встречены аплодисментами [видео]

Напоминание

Эльчин Гасымов и представшие вместе с ним перед судом обвиняются в призывах к террору, неподчинение требованиям представителей власти, организация массовых беспорядков, хранение оружия и прочее.

Председатель Движения Мусульманское Единство Тале Багиров был арестован 26 ноября 2015 года во время операции в поселке Нардаран. В Бакинском суде по тяжким преступлениям процесс по делу Тале Багирзаде и его 17-ти сторонников завершился 25 января. Теолога приговорили к 20-ти годам лишения свободы.

XS
SM
MD
LG